загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА



ВОИН ЕВГЕНИЙ РОДИОНОВ КАК СИМВОЛ ГЕРОИЗМА И СВЯТОСТИ ДЛЯ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

27 апреля состоялся круглый стол Изборского клуба, приуроченный к 20-летию подвига воина-мученика Е. Родионова.

Ведущий: Олег Розанов, первый заместитель председателя Изборского клуба:

– Добрый день! Наша сегодняшняя встреча посвящена 20-летию подвига русского солдата Евгения Родионова.

Героическая линия в нашей истории не прерывалась никогда. Она существовала и в условный царский период, и в советское время, и в новое время в современной России. Наши воины как совершали подвиги во имя Отечества и Веры, так и продолжают их совершать. Последний подвиг в Сирии, когда наш старший лейтенант вызвал огонь на себя, погиб, но выполнил боевую задачу, – еще одно свидетельство этому.

Сегодняшний круглый стол Изборского клуба – «внеформатный». Он не о геополитике, угрозах и сложных философских вещах. Мы будем говорить о состоянии духа, что, может быть, важнее всего остального. Именно в контексте разговора о духе, о христианском подвиге так важна фигура Евгения Родионова. Важен и момент его подвига – момент наибольшего унижения исторической России и реальной угрозы ее гибели. Отделение Чечни должно было породить цепную и кровавую реакцию окончательного распада России. Вовсю работали и, фактически, были у власти силы национального поражения России. И посреди тьмы, измены, трусости и обмана, и наперекор им – встает Евгений Родионов, своим отказом снять Крест и своей мученической кончиной словно останавливающий убийство России.

Наш долг сегодня – показать всю глубину, религиозные смыслы и все обстоятельства места и времени подвига Евгения, потому что без их постижения масштаб произошедшего не понять. И именно сейчас, в преддверии 20-летия подвига Евгения, мы хотели бы обратиться к Святейшему Патриарху Кириллу с просьбой рассмотреть вопрос о церковном прославлении Евгения Родинова, ведь при нынешнем Патриархе этот вопрос не рассматривался.

Главным инициатором сегодняшнего вечера в Изборском клубе стал Владислав Маленко – ведущий актер «Театра на Таганке», поэт, художественный руководитель «Театра Поэтов», один из организаторов акции «Бессмертный полк» в Москве. Ему предоставляется первое слово.

Владислав Маленко, художественный руководитель «Театра поэтов»:

– Прошло 20 лет со дня подвига нового мученика, исповедника, воина Евгения Родионова, который отказался снять православный крест и принял жесточайшую смерть за Христа 23 мая 1996 года, в праздник Вознесения в селе Бамут в Чечне. Кстати говоря, дорогие братья и сестры, это очень важно: для Жени тот кровавый и страшный пост начался уже в феврале, Пасху он встретил в подвале Бамута, и на Вознесение, прямо день в день закончился – в День своего рождения, ему исполнялось 19 лет, он был обезглавлен.

Сегодня вся Россия начинает видеть, что воин-мученик Евгений – это ее национальный герой, один из новых духовных поводырей страны. Подвиг Евгения Родионова – явление, сравнимое с мученичеством первых христиан. Мы привыкли искать героев в далеком прошлом, а Евгений Родионов становится национальным героем нового времени, героем-современником. Вот он, солдат, человек из народа, понятный широким слоям общества, простой русский парень, который стоял за свою правду до конца. Его подвиг – пример того, как человек ставит во главу угла не деньги и прочие материальные блага, а идею. Только на таких людях страна держится, без них все давно бы уже потихонечку распродали.

Сам по себе подвиг Евгения понятен человеку любой национальности. Память о Евгении Родионове дает понять, что русские чтят своих героев, а не забывают их. Это событие Новейшей истории, но с его помощью мы можем лучше понять, как русский народ одерживал победы в прошлом. Это наглядный пример героизма русского солдата, лучший аргумент против тех, кто оспаривает и очерняет победы русской армии.

Кстати, в 1880 году Федор Достоевский в своем величайшем романе «Братья Карамазовы» фактически описал подвиг Евгения Родионова. И если вы откроете главу «Валаамова ослица заговорила», вы увидите, как в русском обществе реагировали на события, когда русский солдат отказался принять ислам: с него сняли кожу, и он мученически закончил жизнь. То, как это обсуждают там, в семье Карамазовых – это очень важный и принципиальный, кстати, для Достоевского момент в этом бессмертном, абсолютно пророческом романе.

В середине «темных» 90-х, когда в одном конце Родины шли чудовищные бои, а в другом на крови солдат богатели предатели национальных интересов, когда у страны не было ориентиров, и сама она стояла на грани полного распада, великий подвиг простого русского солдата возобновил само движение истории, движение страны от пропасти к свету. Так в России случалось всегда на протяжении веков.

Конечно, надо сказать, что подобные действия совершали и другие солдаты. Тут Женя Родионов не одинок. Но каким-то чудным промыслом Господним, которым мы все с вами любуемся, на протяжении этого времени явлено следующее… Явлено прославление Жени. И, может быть, через Женю, многих-многих сотен русских мальчиков, павших и похороненных в братских могилах. И не только на Кавказе.

Важно понять, что солдатам Первой чеченской кампании, отданным на заклание, преданным политиками, окруженным насмешками гламурной прессы было в сотни раз тяжелее, чем воинам Великой Отечественной. За солдатами той великой войны стояло мощное государство, а за этими мальчишками не было ничего, кроме нищих матерей и дымящихся руин полуразваленной державы.

Чем руководствовался рядовой Родионов? О чем он думал в последнюю минуту своей короткой жизни? На чаше весов с одной стороны была сытая жизнь, полная удовольствий, которые так по-фашистски нынче навязывает миру идеология потребления. На другой чаше – лютая смерть в сыром подвале кавказского села Бамут с оловянным крестиком на шее.

Я тоже бывал в Чечне, бывал в горячих точках и всегда поражался.. Два часа лету в одну сторону – и ты приезжаешь, горят фонарики, сытые люди молодые, такого же возраста на дискотеках скачут. А два часа лету в другую – и такие же мальчишки в оборванных одеждах нестиранных, с автоматами защищают интересы страны. Это удивительное, вообще какое-то нерусское явление конца XX века.

Выбор Евгения Родионова, по сути, является смыслом христианской веры в ее чистом виде. О самих обстоятельствах казни солдата – и это принципиальная вещь – перед лицом представителя миссии ОБСЕ Ленардом и несколькими офицерами свидетельствовал непосредственный убийца. Он сказал тогда, что у солдата был выбор, он мог сменить веру, но не захотел снять с себя креста и пытался бежать. Шестнадцать раз Руслан Хайхороев ставил разные условия выдачи тела, тянул время, чтобы тело сильнее разложилось, и не было бы видно, как именно он казнил воина Евгения и трех его однополчан. После трех месяцев пыток и отказа снять крест мальчику отпилили голову.

С мая 1996 года начинается история его бессмертия. Отдельный рассказ, конечно, должен быть посвящен матери воина Евгения – Любови Васильевне Родионовой. Честно говоря, после таких испытаний не всякий мужчина бы выжил, это я говорю, зная Любовь Васильевну уже многие годы. Это только, наверное, помощь Божия. Проданная квартира, минные поля, сломанный бандитами позвоночник, черствость чиновников, коварство боевиков, обретение тела сына без головы, но с крестом на шее, возвращение за головой солдата, похороны, смерть мужа, новые командировки в Чечню – это около шестидесяти командировок – с продуктами, теплой одеждой для солдат. Божий промысел и подвиг матери творят чудо нового времени. Это время прославления воина-мученика Евгения Родионова. И уже без лишнего пафоса поистине народная история.

В течение всех этих 20 лет икона с ликом солдата появляется и мироточит в храмах и церквях по всей нашей стране и за рубежом. В Сербии, например, воина Евгения называют «Святым Евгением русским». Выступая в Константиновском дворце в присутствии Президента Российской Федерации Владимира Путина, Патриарх Вселенской Церкви сказал, что рад пребывать в России, которая рождает сыновей, подобных Евгению Родионову.

Русского солдата-мученика почитают во всем православном мире: в Сербии, Греции, на святой горе Афон, на Кипре, на Украине, в Болгарии. Вы видите здесь икону, которую уже в индустриальном смысле, артельно делают на святой горе Афон. Я в г.Кузнецке видел иконы, которые делают в «Софрино». У капеллана в США есть именная служба в честь воина Евгения. На его могиле происходят исцеления и многочисленные чудеса, очень много забирают земли с могилы, это мы видели вчера, посещая матушку, и мы добавляли, привозили землю.

В настоящее время построено более десяти храмов-памятников, прославляющих подвиг Евгения. География ширится – Кипр и Украина (Харьков, Кривой Рог, Днепропетровская область). В России часовни и храмы выросли в Горном Алтае, Пермском крае, Пензенской области, Республике Коми, Астраханской области и в других уголках нашей страны. Важно, что в самом Бамуте жители чеченского поселка ухаживают за крестом, стоящем на месте казни.

Мы в этом году были в Бамуте, были в Ингушетии и встречали людей неравнодушных. И ингуши, и чеченцы склоняют свои головы, вспоминая подвиг Евгения, а самого Женю называют «воином духа». Поэтому не должно быть никаких вопросов о том, что Женя может каким-то образом разделить. Наоборот, в результате тех событий, которые мы сейчас наблюдаем в Сирии и в Средней Азии, это такая скрепляющая общечеловеческая и религиозная история.

В настоящее время на Переславль-Залесской земле, родине святого князя Александра Невского, у колыбели русского флота возводится церковь-часовня в честь воина-мученика Евгения. Евгеньевская часовня – фаворский свет новой России, это начинание благословил схиархимандрит схиигумен Оптинский Илий и митрополит Ярославский и Ростовский Пантелеймон. Мы приезжали с матушкой к батюшке Илии, я слышал его рассказ, слышал собственными ушами, как он сказал, что Евгений уже прославлен на небесах, и недалек тот момент, когда его прославит мать-Церковь.

За эти годы родилось множество фильмов, памятников, картин, песен, стихов, в которых художники, поэты, режиссеры и певцы, а порой самые простые люди прославляют подвиг Евгения Родионова. Народное прославление святого – мощный духовный акт, общий поклон всем воинам, павшим за веру и Отечество. Велик и таинственен Промысел Творца, прославляющего через нас, грешных, своих великих святых. Мы только помогаем себе и друг другу отделить свет от тьмы и учиться любить нашу Родину, понимать ее божественную сущность.

Сбросило время старую кожу с танка.

Солнце сожгло под вечер кусты ресниц.

Камни Бамута шлифует река Фортанга.

Небо хранит фотографии павших птиц.

Башня в земле да рябиновый корень в люке.

Май не творил победы для этих мест.

А у твоей одноклассницы сын и внуки.

А у тебя только юность размером с крест.

Прошлое время пахнет как оружейка.

Небо с землей навечно в Бамуте врозь.

Нас по касательной всех обжигало, Женька.

А вот тебя наотмашь, тебя насквозь.

Нынче в рябине будто не кровь, а краска.

Что с нами всеми стало в сыром дыму?

Разве любовь теперь не по Сеньке каска?

Только по Женьке, больше ни по кому.

А еще я хотел добавить от себя, что очень важны способы трансляции смыслов, которые явились в результате этой абсолютно русской истории: как в этом контексте подыскать ключи к молодым душам, понимаете? Как в нестандартной форме донести свет этого подвига? Сердечно. Внятно. Конечно, мы все с вами можем радоваться друг другу и понимать, что мы это осознаем, что наши души до этого дозрели. Но самое важное – в свете этого подвига выдергивать новые души молодых людей, и делать это сейчас, когда кругом всех нас душит в объятьях эпоха пост-постмодерна. Может быть, вы не знаете, но и в театрах сегодня, и на выставках это очень модное явление – глумление над святостью абсолютно любой религии. Этому наши «доморощенные» представители современного искусства учатся в старушке Европе. Снимаются табу великих для людей актов – памяти, похорон, поклонение святыням, таинств. Это катастрофическое явление. Знаете, они заворачивают в очень хорошую обертку отравленные конфеты.

А как бы нам найти такую обертку? Потратить на это свою душу, каким-то образом придумать, потому что у нас есть это молоко, дающее силу веры. Нужно светом таких людей, как воин Евгений, покрыть вот эту тьму. И нашей дружбой с представителями всех национальностей каким-то образом противостоять этому бездуховному майдану в головах абсолютно новых, рожденных людей. Но как это незаформализовать и как сделать проповедь доступной для огромного количества людей?

Дальше, второй вопрос, чем конкретно помочь матушке. У нее ноги отнимаются, потому что у нее сломан был позвоночник, она кашляет, ездит к врачам. Мы, конечно, подкидываем какие-то копейки, но, может быть, стоит просто собраться и к этому 20-летию ей конкретно помочь на лечение?

И третий вопрос: как достучаться до ответственных людей, чтобы могила официального Кавалера ордена Мужества получила статус воинского захоронения и обрела достойный памятник, согласованный с матерью.

Спасибо большое, и с Богом!

Олег Розанов:

– После выступления Владислава очень сложно подобрать слова, чтобы продолжить наш вечер памяти. Я хочу предложить каждому, кто будет выступать, говорить о каких-то конкретных вещах: как мы можем помочь сохранению памяти героя, прославлению его подвига, чем можем помочь его святой матери? Потому что женщина, которая прошла этот ад, – обрела святость, безусловно.

Думается, что следующее слово надо предоставить человеку, который принимал самое активное участие в тех событиях. Человеку, который личным своим участием спас 64 наших солдата – генерал-лейтенанту ФСБ, заместителю Полномочного представителя Президента в Центральном федеральном округе, экс-президенту Ингушетии Мурату Магометовичу Зязикову. Я считаю, что Мурат Магометович – это герой, герой России. Та работа, которую он исполнял, та непримиримость к террористом, которую он проявил, достойны нашей самой высокой оценки и оценки государства.

Мурат Зязиков, заместитель Полномочного представителя Президента в Центральном федеральном округе:

– Евгений – это человек, на которого должна равняться молодежь нашей страны. Выступление, которое мы сейчас услышали, действительно, потрясает любого человека. И совершенно правильно, на основе трагичного и, как правило, мучительного осмысления и переживания опыта многих поколений, здесь сказали: речь не идет о каких-то национальностях. Он – солдат Отчизны, защищал нашу многонациональную Россию.

Евгений Родионов геройски погиб. Случилось это во время, когда шла не просто переоценка ценностей, а когда решался вопрос о существовании нашего государства, его территориальной целостности, будущего нашей державы и жизни многих людей.

В то сложное время я участвовал в составе группы Совета Федерации в работе по розыску и освобождению из плена военнослужащих. Нам удалось вызволить из ужасов плена 64 военнослужащих и 29 детей. Это были ребята из Брянской, Омской областей, с Татарстана и многих других регионов нашей страны. Мы искали тех исчезнувших людей, кого искали только солдатские матери и отцы. Помню, однажды, привез одного из таких освобожденных ребят домой, к маме, она достала мой костюм, переодела этого парня в мою одежду, и мне тогда сказала: «Я тебя очень прошу, вот таким детям помогай. Посмотри, какой он военный, он же еще ребенок…». Эти слова мамы шли от сердец наших матерей и на всю оставшуюся жизнь запали в наши сердца…

Конечно, было очень большое сопереживание у многих людей. И сегодня, и завтра, и в будущем времени, страна, должна помнить и почитать таких людей, героев, своих воинов.

Возвращаясь к предложениям, хочу сказать о месте захоронения Евгения. Нам необходимо сделать все, чтобы это было действительно воинским захоронением и памятником воину Отечества.

Также мне хочется сказать огромное спасибо Изборскому клубу за то, что его участники сейчас организовали такое необходимое всем памятное мероприятие, посвященное воину и мученику Евгению Родионову. Нужно сделать все для увековечения его памяти. Об этом надо писать, говорить, назвать учебные заведения, улицы его именем.

Сергей Златогорский, глава администрации города Кузнецка Пензенской области, подполковник запаса ФСБ:

– Город Кузнецк – это родина героя сегодняшнего вечера и Героя во всех смыслах этого слова. Мы, может быть, одни из первых начали заниматься увековечением и, так сказать, «раскруткой» этого дела. Поэтому, когда сегодня все это приобретает масштабы всенародные и даже международные, в этом есть и лепта работы города Кузнецка.

У нас есть фонд, который создал Сергей Петрович Прошин. Сейчас исполнительным директором Фонда является его сын, Андрей Сергеевич – энтузиаст, предприниматель, который очень много сделал для того, чтобы увековечить и как-то «застолбить» имя воина Евгения на нашей земле.

Что еще есть сегодня у нас? Есть школа имени Евгения Родионова, очень хорошая школа, с хорошими традициями. Директор – православный человек, бывший десантник, подвижник, энтузиаст. С его приходом там появилась кадетская составляющая, которая тоже вьется вокруг имени Евгения, там создан памятник, проводятся определенные ритуалы.

У нас в городе есть место, которое называется «Холм Славы». Это рукотворное сооружение, где увековечены поименно все воины из города Кузнецка, погибшие в годы войны – 4486 человек. И на этой горе нашли место и воздвигли в честь Евгения поклонный Крест, поскольку его подвиг – это тоже часть подвига народа, защищавшего свою страну.

Проводятся спортивные турниры его памяти, проводятся общественно-политические мероприятия. У нас есть традиция проводить «Декаду землячества» в сентябре, и один из дней проводится под эгидой Евгения Родионова.

То есть мы стараемся вокруг этого имени выстроить систему воспитания молодежи. Понимая, какие соблазны, информационные вызовы этому всему противостоят, мы активно боремся за молодежь для того, чтобы это были, действительно, защитники Отечества.

И я хочу еще сказать, что Евгений – это, в каком-то смысле, продукт той воспитательной работы, которая проводится и в нашем городе, и вообще, в масштабе всех городов России. Почему? Потому что он не один такой. У нас в принципе хорошие ребята растут, нет проблем с призывом. У нас в порядке вещей, когда приходят дед или отец и говорит: «Сергей Александрович, помоги внуку или сыну, его не берут в ВДВ. Я десантник, сын десантник, а его не берут. Что можно сделать?» Это нормально. Не «отмазать», не спрятать, а именно так … У нас нет проблем с выполнением разнарядки в военные училища, дети готовятся с первого класса, они готовы и физически, и морально. И мы этим вопросом занимаемся.

В этом году исполняется 75 лет с начала Великой отечественной войны и 75 лет подвигу 354 дивизии, сформированной в нашем городе, которая стояла рядом с 8-й Панфиловской, у деревни Крюково. «Три штыка» – это памятник, где братская могила нашей дивизии. И у Кремлевской стены брали из этой могилы останки. Из 11,5 тысяч человек, отправленных в октябре под Москву, в январе осталось 300. Мы помним всех поименно. Помним всех «афганцев», помним всех «чеченцев». Для нас норма, когда мэр поздравляет каждого военнослужащего, кто служит срочную службу, персональной телеграммой в часть.

Евгений погиб в день Вознесения. У нас главный кафедральный собор – Вознесенский. Наверное, он должен стоять не на улице Дарвина, а на улице Евгения Родионова? Этот проект мы обязательно реализуем с помощью фонда и общественного мнения.

Еще один момент я хотел бы подчеркнуть. У нас город многонациональный, примерно 15% населения – татары, мусульмане. В школе имени Евгения Родионова учатся и православные, и татары. И всех чтут. Евгений – русский национальный герой. Но есть еще наш земляк, Джафяс Ефаров, погибший в Чечне в селе Комсомольское, получивший звание Героя России посмертно. У нас везде русско-татарский, православно-мусульманский союз.

И последнее, что я бы отметил. Знаете, мне кажется, нужно больше внимания уделять – на примере Влада Маленко, он приезжал к нам в город – интеллигенции, каким-то знаковым людям, работе в глубинке. Это наши ребята идут в армию, служат в горячих точках, воюют в Сирии, наши ребята решали вопросы в Крыму. Кого мы подготовили, кого отдали в армию, те и воюют. 354 дивизия – она «наша», из глубинки. И надо эти дивизии формировать, в том числе, путем личного участия людей, которые имеют влияние, имеют голос, авторитет. Это очень важно – личное общение, а телевизор – это отдельно. Поэтому я бы предложил бы, если есть возможность, больше появляться в таких городах как наш, общаться, разговаривать.

Олег Розанов:

– Если это приглашение Изборскому клубу, то большое спасибо, мы обязательно постараемся приехать. Коллеги, мы недавно выезжали Изборским клубом открывать наше отделение в Ярославле. На обратном пути, по приглашению эксперта клуба Евгения Тарло, заехали в Переславль-Залесский и увидели строящуюся часовню в честь святого воина Евгения. Это произвело на нас на всех неизгладимое впечатление, Александр Андреевич Проханов говорил проникновенные, глубокие слова. И сейчас, я думаю, самое время дать слово Евгению Тарло.

Евгений Тарло, президент фонда «Правовое государство», доктор юридических наук:

– Для того, чтобы мир не перевернулся и страна наша устояла, нужны не просто какие-то скрепы, нужны опоры, столбы, на которые эти скрепы крепятся. Такой опорой для нашей страны является Евгений Родионов, однозначно, без всяких сомнений.

На этот столб можно любую скрепу нанизать, и она будет сдерживать и крепить – и русских, и татар, и чеченцев, и ингушей, – всех проживающих в нашей стране, любого этнического происхождения, любых взглядов. Тот, у кого Бог в душе есть, для него это скрепа. Те, у кого Бога нет, у кого бесовство в душе, для них это враг.

Что мы сейчас видим в Сирии? Массовое отрезание голов – и христианам, и мусульманам иной ветви. Это абсолютное зло, которое борется со всем человеческим на Земле. Энтропия, хаос, который наступает на нас.

Евгений Родионов всех нас охраняет. Я думаю, что грош цена всей нашей власти, если его могила не будет воинским захоронением, местом воинских почестей. Неужели мы это не можем сделать? Ведь ничего для этого не надо – ни бюджета, ни денег. Надо, чтобы кто-то из властных людей расписался и просто сделал. Неужели нельзя улицу Дарвина переименовать? Я не знаю, почему Женя Родионов должен быть на улице Дарвина. Это наш святой, это наш мученик и наш герой. Что для этого надо? Собрались, решили, проголосовали и все.

В Переславле уже и улица есть, и школа. Часовенку я строю на свои деньги и дострою. Если кто-то захочет принять участие, буду рад. Мне важно, чтобы было участие людей, чтобы в этом деле была душа. Один из первых свои «полторы тысячи рублей» Николай Иванович Рыжков дал, он был там с друзьями, еще кто-то помог. Мы рябиновую аллею посадили на праздник.

Над часовней, на кресте есть маленькая иконка металлическая. От нее идет свет. Люди говорят, что свет этот часто виден далеко, чуть ли не за километр. Это реальность. И в этом – святость.

23 мая – День рождения Евгения, и день его Вознесения, и 20 лет смерти. Будет день памяти и праздник. Может быть, икону в храм занесем освятить. Пригласим послушников из Свято-Алексиевской пустыни. Поэтому все, кто сможет, кто захочет – милости просим, будем ждать в городе Переславль-Залесский.

Олег Розанов:

– Спасибо. Сейчас слово предоставляется генерал-полковнику Российской армии, доктору исторических наук, президенту Академии геополитических проблем Леониду Григорьевичу Ивашову. Евгений был солдатом Российской армии, Леонид Григорьевич – генерал Российской армии, Слова генерала о рядовом – это очень важно и символично.

Леонид Ивашов, генерал-полковник, постоянный член Изборского клуба:

– Когда я смотрю на портрет Жени, то вижу жесточайший в его взгляде укор нам, старшему поколению. Этот укор состоит в том, что мы своими действиями и бездействиями продали великую страну, великую историю, великую цивилизацию. И главное даже не в том, что нас обманули, обдурили, отняли ресурсы, отняли деньги и предприятия. А в том, что поколебали духовно-нравственные устои.

Я всегда и везде пишу и говорю: да, нужно защищать границы сухопутные, воздушные, морские. Но стократ нужнее и важнее постоянно защищать границы духовно-нравственные. И, знаете, какая-то цепочка пришлась на Кавказ, рубеж. Седые пьяные в Кремле, в Доме Правительства продавали все, разлагая все общество, разлагая молодежь. А эти ребята, пацаны, встали на рубеже спасения духовного пространства.

И то, что чеченцы так расправились, это, знаете, тоже не простая ситуация. План Голдсмита – разворошить и столкнуть уникальнейшую цивилизацию внутри себя. Ведь мало почему-то об этом говорят, но в XVIII веке ислам Указом Екатерины Великой (1788 г.) был объявлен государственной религией. И что наши мусульмане за Россию воевали не только в Великую Отечественную войну, а и с теми же турками, и со многими другими. И именно муфтият присоединял к нам Кавказ и Среднюю Азию. И против этого тоже бросили силы, чтобы расколоть единство.

Я свою душу под взглядом Евгения чищу. Наверное, всем нам нужно чистить и понести, особенно в студенческую, молодежную среду его подвиг, как подвиг 6 роты и подвиг наших ребят в Сирии. Ведь они пошли просто спасать души туда, восстанавливать справедливость.

В одной из песен, которые мы с ансамблем ВДВ писали по Кавказу, есть такая фраза: «Вновь солдат исправляет ошибку или чью-то вину». Они за нас отчитываются. Дай Бог, чтобы мы вразумили, что это жесточайший укор нам, и мы обязаны то, что натворили – старшее поколение, наше поколение, – исправлять.

Что касается предложений. Первое, у нас с Евгением Георгиевичем (Тарло) есть выходы на телевидение, еще куда-то, где нужно это историю ставить как пример спасения нашей духовности российской, как пример для молодежи. И, главное, воспринять Любовь Васильевну как нашу маму и заботиться о ней, просто взять на попечение. Спасибо.

Олег Розанов:

– Уважаемые друзья, сегодня у нас в гостях Николай Банев – известный болгарский общественный деятель, предприниматель, русофил, который подвергается страшным гонениям от проевропейских властей. Сейчас он принял для себя решение участвовать в выборах президента, выдвигается в Болгарии кандидатом в президенты, организовал инициативную группу по созданию Изборского отделения в Болгарии и Македонии. Так сложилось, что в эти дни он находится в Москве, и любезно согласился прийти на наше мероприятие, поделиться своими переживаниями по поводу подвига воина Евгения, высказать мысли о ситуации, которая складывается в Болгарии, в болгарско-российских отношениях.

Николай Банев, глава Евразийского клуба Болгарии:

– Спасибо, уважаемые друзья. До сих пор Болгария не знает, что этот парень погиб, потому что не захотел снять крест. Наши СМИ делают все возможное, чтобы молодежь подобных примеров не знала. Одна из моих задач – восстановить те основы нашего общества, без которых оно не сможет вообще жить, не только развиваться.

Два с половиной миллиона болгар, самых образованных и хорошо подготовленных людей работают за границей. В сущности, Болгария сейчас живет во времена самого большого кризиса «освобождения от России». Это уникальный кризис всего – веры вообще, веры в развитие государства, кризис перспективы, кризис каждой минуты жизни. У нас сейчас нет армии. Даже из 30 тысяч человек оплаченной армии, я думаю, только около 10-15 процентов – настоящие воины.

Такие примеры, как Евгений Родионов, по сердцу болгарскому народу. Хочу вас заверить в том, что в своей основе болгарское общество все еще здорово, но ему надо помочь вылечиться от страшных болезней, которые нам навязали. С помощью Изборского клуба, с помощью Евразийского клуба, который мы организовали в Болгарии и сейчас развиваем, как сеть, я думаю, мы можем сделать переворот и в сознании. Все еще не поздно. Спасибо большое.

Олег Розанов:

– Я был в гостях у Николая через неделю после того, как турки сбили наш самолет. И болгары, когда узнавали, что я русский, подходили, выражали слова поддержки, каялись за действия своего правительства. Это, конечно, потрясающая картина эмоционального настроя народа. Они, практически на 95 процентов все еще русофилы.

Виктор Саулкин, обозреватель московской православной радиостанции «Радонеж»:

Есть такое понимание в церкви, святые отцы говорят: те, кто не почитают мучеников, близких нам по времени, те разрывают связь со всей церковью. Здесь икона покойного Паши Рыженко, вернее, картина его. А я принес икону, вырезанную из дерева непрофессиональным иконописцем. Это мой друг (полковник) вырезал, чтобы передать Любови Васильевне Родионовой. Икона очень благодатная.

О том, святой он или не святой. Сейчас Евгений Григорьевич (Тарло) часовню ставит. А первый храм где построен? В погранотряде, на Алтае. Явлений Жени Родионова очень много, много чудес. Он являлся ребятам, которые бежали из чеченского плена как воин в камуфляже и в красном плаще. Мироточат иконы.

А в Оптиной пустыни, где почитают оптинских новомучеников – отца Василия, Ферапонта и Трофима, икона Жени висела больше года рядом с крестом отцом Ферапонта, он тоже пограничник. Леонид Григорьевич (Ивашов) говорил о духовных границах. В этом тоже какой-то смысл, в том, что Женя был пограничником. И я как-то приехал, смотрю, иконы нет. Думаю, неужели ее запретили, сняли, потому что непрославленный? Спрашиваю отца Илиодора: «Где икона? Запретили, что ли?» «Да нет, понимаешь, – говорит, – приехали с Украины, попросили. Вам, – говорит, – еще напишут, а нам нужна, отдайте. Любовь Васильевна, когда была в Запорожье несколько лет назад, десантникам тоже раздавала иконы Жени Родионова. То есть почитание очень глубокое, всенародное.

Скажу вам откровенно: нам приходится с некоторыми церковными чиновниками все эти годы вести довольно жесткую полемику, потому что они говорят, якобы, что нет достоверных сведений. Они утверждают, есть свидетельства только матери. Но мы же знаем, что там были из ОБСЕ представители, «Солдатские матери». Любовь Васильевна тогда была человеком невоцерковленным. Она ни о какой святости не думала. Да и сейчас она говорит: «Он не один был таким мучеником. И Александр Железнов, Игорь Яковлев, Андрей Трусов. Мне прославление не добавит ничего и не убавит, он для меня сын». Но когда она приезжает в Чечню, ее же там встречают как? На заставах, в расположениях ее встречают словами: «Наша мама приехала! Мама!» – это солдатская мать.

А что касается свидетельств матери, то, например, Михаил Черниговский и Василько Ростовский прославлены, потому что об их подвиге написала дочь Михаила Черниговского и жена Василька Ростовского, княжна Мария Ростовская. Понимаете? Если такими фарисейскими руководствоваться правилами, то тогда и Михаил Черниговский, и Василько Ростовский не святые. А вообще, у нас, если взять календарь, большая часть святых, о которых ничего не известно.

Женя Родионов надел крестик, когда его бабушка первый раз повела к причастию. С тех пор он самбо занимался, но крестик не снимал. На фотографиях все в кимоно, он – с крестиком. И Любовь Васильевна говорила тогда, когда тело обретали: «Если крестика нет, значит, это не Женя». Этот крестик у отца Александра Шаргунова в храме в алтаре долго хранился.

Всем скептикам я бы посоветовал 23 мая побывать в Курилово. Там несколько священников с себя фелони снимают, а другие – уже надевают, панихиды постоянные, литургии служат. Там и пограничники у креста, и детей привозят, и хоругвеносцы с хоругвями православным стоят. Это народное почитание.

Вообще, скажу, что комиссия по канонизации не прославляет, прославляет Господь. А Господь Женю прославил, потому что народное почитание – это истина.

Любовь Васильевну сейчас почти никуда не зовут, а почему? Потому что она человек очень прямой, и она говорит о том, что тогда было, о том, как предавали. А сейчас у меня такое впечатление, что как-то хотят забыть немножко то время, чтобы не тревожить. Но если мы говорим о героях, то мы должны и обличать предателей, должны сказать, что тогда происходило, и за чьи грехи Женя отдал свою жизнь.

Кровь мучеников искупает множество грехов. И то, что сейчас наша армия возрождается, это благодаря Жене и тем, кто в 1995-1996 годах воевал.

Закончить мне хотелось бы словами святителя Филарета Московского, чьи мощи в Храме Христа Спасителя, он говорил такие слова: «Искупи кровью для потомков те блага, которые кровью купили для тебя предки. Уклоняясь от смерти за честь Веры и за свободу Отечества, ты умрешь преступником или рабом; умри за Веру и Отечество, и ты примешь жизнь и венец на небе».

Евгений Федоров, депутат государственной Думы:

–Спасибо Изборскому клубу, я впервые здесь, – за осмысление опыта Отечества, смысла жизни, потому что на этом базируется вся наша жизнь и дальнейшее развитие. Евгений погиб за Веру и Отечество, движимый любовью. Мы возродимся через это преломление, потому что мы – это он и есть, как нация, как народ.

Буквально дня три назад была жесткая дискуссия на тему патриотизма в Екатеринбурге, и глава города Екатеринбурга Евгений Ройзман в результате жесткого обсуждения высказал такую мысль, что патриоты – это неумные люди. (Он сказал, правда, более жесткое слово). Как может, с точки зрения Ройзмана, умный человек пойти, погибнуть за Отечество? Он должен пиво пить, с девочками гулять, он же умный. Логично? То есть, на самом деле, с точки зрения смыслов, сейчас происходит окончательное разделение, это несовместимые вещи. Кто-то должен уйти, хотя бы из политической жизни: либо люди, которые «Ройзманы», либо те русские люди, которые в России привыкли жить по своим законам, где Отечество есть ты, и ты реализуешься как человек через это Отечество.

Женя свою сторону вопроса сделал. А теперь те, кто близок к политике, должны свою сторону сделать, они должны защитить понятие Отечества с точки зрения приложения государственных сил, государственного строительства.

Здесь очень деликатно сказали, что не хочется как-то связываться с властью. Понятно, почему. Потому что с точки зрения правовой – это коллаборационистская власть. Смотрите, нам сейчас рассказывают, что наше государство не 60 поколений существует, а только одно – 25 лет, официальные праздники. Это же неслучайно.

60 поколений до нас строили это государство, вырабатывали методы – лучшие, кстати, в мире, раз оно самое большое стало. Значит, оттуда можно найти ответы, в том числе, и от сегодняшнего трагического положения. Не может такого быть, чтобы 60 поколений наших предков никогда не сталкивались с такой ужасной ситуацией, как мы сейчас. Они же вышли, решили, значит, и мы сможем и решим. Но надо подойти к этому профессионально и системно.

Понятие «национальный лидер» в контексте сегодняшнего дня становится понятием освободительным. Сейчас формируется две армии, и мы должны оказаться в той, которая будет вести освободительный процесс. Для нее одинаково нужны и правовая огранка, по линии правосудия и осмысления, и понятия Отечества, Веры и всего остального, что есть в духовной сфере.

Александр Гапоненко, председатель прибалтийского отделения Изборского клуба:

– Тема нашего сегодняшнего собрания – это обсуждение проблемы формирования галереи героев, в частности, Родионова, и распространение этих героев в нашем народе, создание культа почитания их. Одна проблема – это их передача на усмотрение нашей матери Православной Церкви для воцерковленных людей. А другая проблема в том, что помимо этого есть большой слой людей, которые невоцерковлены, советские люди, и в отношении них тоже нужно предпринимать шаги для того, чтобы они собирались вокруг нас, вокруг этих героев и работали.

Я работаю в Латвии и в Прибалтике, мы находимся в специфических условиях, когда по отношению к русской общине в целом отношение властей резко негативное, а в последние годы ведется просто преследование тех, кто озвучивает русскую идею, пытается что-то сделать. Нет помощи у нас от государства никакой, у нас есть противодействие этому.

Я бы хотел с вами посоветоваться, чтобы выбрать правильные методы. Скажем, использовался такой инструмент, как Георгиевская ленточка. Мы с друзьями в 2004 году решили сделать это впервые, ввели эту традицию в наше общество, в нашу общину по всей Прибалтике, и она живет.

Мы приняли участие в «Бессмертном полку». В прошлом году в Риге мы сказали: «А давайте-ка мы это сделаем, как в России? Хорошая идея». В этом году собираются уже 2 тысячи человек. Мы формируем состав «Бессмертного полка» из наших предков, родителей, и это идет очень удачно, это поддерживается.

В связи с Родионовым возникает такая проблема. Он входит в состав тех героев, с которыми мы идем? – Он не участник Великой Отечественной войны. А входят ли «афганцы», которые погибли за родину? Для меня это конкретная проблема, которую мне нужно решить завтра. Ко мне пришли латыши и говорят: «Мы хотим на акцию «Бессмертный полк» выйти с портретами латышских партизан, которые погибли от рук нацистов». Уже нет родственников, это просто другие люди, которые хотят это сделать.

Тогда, по идее, мы должны и Александра Невского, и Дмитрия Донского, и Кутузова взять и построить, действительно, настоящий Бессмертный полк из всех героев, которые были в нашей истории, и тогда, естественно, там должен быть и Евгений Родионов. Тем самым мы привлекаем более широкий круг людей, в том числе и неправославных.

Есть ли у нас механизмы «светской канонизации», народного почитания, которые позволяют этот круг Бессмертного полка сформировать? Он будет много сильнее, чем если там будут только православные и мусульмане.

Я вчера буквально обсуждал эту тему с друзьями, после того как узнал о круглом столе. Я зажегся, а они говорят: «Нет, нельзя». «А почему нельзя?» «А там чеченцы неправильно поймут все это, они мусульмане». То есть мы должны эту аргументацию разработать. Я услышал вас многое, что очень важно, я это воспроизведу.

То есть проблема здесь не только одного Родионова, это проблема в целом формирования галереи героев русского народа в широком смысле, в который входят и татары, и узбеки, и латыши, в том числе, русской нации, правильнее, русской цивилизации. Мы должны принципиально здесь на теоретическом уровне решить, как это, и должны дальше идти более широким слоем. Это не один полк, это у нас будет Бессмертная дивизия, армия, и тогда что-то мы можем сделать.

В. Маленко:

–Я недавно был у отца Рафаила, это келейник схиархимандрита Илия. И там увидел образ Александра Васильевича Суворова. И вдруг мы, говоря про Женю Родионова, увидели некую икону, когда с одной стороны маршал, наш генералиссимус, держит Россию, вот такое полотно, а с другой стороны – рядовой. И мы во весь голос, все вместе сказали: «Вот он, Бессмертный полк». Через все века, через все звания. Вот она, эта вертикаль и горизонталь, вон оно, небо и земля. И это будет обязательно, конечно, вы абсолютно правильно говорите.

Л.Ивашов:

– Какую-то методологию все же надо, принципы определить. Потому что каждая семья идет со своими родственниками, да. И в этом плане, наверное, нужно, чтобы все шли со своими героями и так далее. Но под сенью Суворова, Сталина, таких как Женя Родионов. Наверное, так, не перенасыщая портретами, может быть, но принципиально великих подвижников русских, наверное, можно. И, конечно, учить ребят, это очень важно.

Е. Федоров:

– То есть визуализировать границы Отечества не только в территориальном, но и в историческом плане. Для целей государственного строительства это более правильный термин.

Владимир Мельник, член центрального совета Всероссийской общественной организации «Боевое братство»:

– Икона Евгения была со мной и в Новоросси, и в Сирии. Многие ребята, которые были у меня в отряде, имели икону мученика-воина Евгения. Буквально десять дней назад наша российская делегация была в Сирии, где президент Сирии сказал такие слова: «Сегодня Россия намного сильнее, чем был Советский Союз». На что был задан вопрос: «Как, сильнее? У нас территория меньше, народа меньше». А он говорит: «У вас духа больше». И тот дух, та вера людей, те подвиги, о которых было сказано в начале по поводу одного офицера, который погиб, вызвав на себя огонь артиллерии.. Вчера у меня была встреча как раз с сослуживцами своими, с командирами этого человека. И как раз на этом примере президент Сирии сказал: «Глядя на то, как сражаются русские за Сирию, и те подвиги, которые они здесь совершают, я даже не представляю, как тогда они могут сражаться за свою родную страну, если они так героически сражаются за нашу страну, за Сирию».

Как раз те моменты, про которые сегодня сказал Мурат Магометович по поводу людей, я беру уже из 2014 года, когда в событиях на территории Новороссии принимали участие наши братья-славяне, защищая наших братьев, там были все. И там рядом с моим плечом были и дагестанцы, были чеченцы, было и много других людей. Я слышал, как Верховный муфтий Сирии сказал: «У меня такое чувство, что я – православный мусульманин».

Мы, учась на этих моментах, на этих наших святых, молодых ребятах, на их примерах, в первую очередь, должны возрождать патриотическое воспитание молодежи у нас в стране. Надо заботиться о том, чтобы молодежь росла не в компьютерах, не сидела в мобильных телефонах, а встречалась с такими людьми, которые находятся здесь, с такими как Леонид Григорьевич (Ивашов), Мурат Магометович (Зязиков), которые бы своим примером показывали, как надо жить, как надо защищать наше Отечество.

Михаил Колчев, секретарь политического совета партии «Родина», боевой офицер:

– Я капитан первого ранга запаса, в прошлом – офицер северного флота, с экипажем корабля одного и второго выполнял боевые задачи в Южной Атлантике, в Средиземном море, это 1985, 1986, 1987, 1988 годы. Экипаж – 300-350 человек, 49 национальностей, по вероисповеданиям никто никого не делил. Были и прибалты, и представители закавказских, северокавказских, среднеазиатских республик. Поэтому в отношении духа и тогда все было нормально. К этому времени армия и флот вернулись к своему первоначальному состоянию, то есть снова стали полностью рабоче-крестьянскими, поскольку уже тогда у нас (середина 80-х годов, перестройка) «элитные» дети, как правило, не служили в таких частях.

Мало кто знает, но в Афганистане до 1989 года были повторены все подвиги времен Великой Отечественной войны. Все. То есть наша молодежь того воспитания повторила подвиги отцов и дедов, того самого бессмертного полка, но уже в недалекое время. И страшно было себе представить, что пройдет каких-то пять-шесть лет с 1989 года, и у нас будет подвиг Родионова в Чечне, причем на нашей территории. И подвиг, не буду повторять, с чем он связан, с такими издевательствами, с мучениями и так далее.

Я помню хорошо армию 90-х годов, Игоря Николаевича Родионова, мы с ним дружили, покойный министр обороны. И я помню худосочных солдатиков с тоненькими шейками, которых собрали по всей России-матушке, привезли туда на убой против мужиков, против этих будущих игиловцев воевать. И эти мальчишки отстояли страну.

Но буквально за короткое время мы полностью потеряли или отдали систему воспитания нашей молодежи в руки, можно сказать, врага. И могу сказать, что на сегодня это продолжается. Показывают студентку пединститута исторического факультета, где-то курса второго, которая говорит: «Россия называлась Сталинград. В 1941 году напал Наполеон на Россию». Это студентка, которая будет преподавать историю в школах в ближайшее время. К чему мы пришли.

За последнее время только, наверное, подвиг Прохоренко в Сирии более-менее был освещен соответствующим образом (того офицера, который вызвал огонь на себя). Более или менее о Пешкове, летчике погибшем показали и рассказали. Больше ведь ничего нет. Даже те ребята, которые погибли в Сирии, все как-то так вскользь прошло.

То есть мы живем, мы строим новое государство, у нас Верховный Главнокомандующий – патриот страны, а в образовании и средствах массовой информации происходит то, что происходит. Случись какая-то война, не дай Бог, на сегодня, преобразования в ВПК, вооруженных силах идут, а с кем пойдем воевать?

Дальше. Мы говорим о придании статуса воинского захоронения. В Соединенных Штатах Америки Арлингтонское кладбище, там одинаковые надгробия, там и генерал, и рядовой, и президент. Если родители согласны. Не надо чего-то придумывать. Мы, офицеры запаса, еще в 90-е годы, помню, настаивали открыть это кладбище, в Мытищах, но там хоронят только военачальников, Героев Советского Союза и так далее. А все остальные?

Надо мартиролог какой-то создавать, какие-то книги, чтоб учить, воспитывать на этом. Надо действительно улицы называть, увековечивать память, чтобы люди знали. Смотрите, я родом из города Задонска, русский Иерусалим, да? Четыре монастыря. 400 километров от Москвы, на Дону. В городе улицы Володарского, Урицкого, Баумана, Карла Макса и Фридриха Энгельса. Улицы святого Тихона Задонского, к которому очереди, там нет.

Поэтому нам всем вместе надо, конечно, настаивать на смене курса государства в вопросах образования и воспитания молодежи. Ничего не надо выдумывать, надо вернуться к тому, что у нас было. У нас все было замечательно.

Что касается Евгения Родионова. Мы обязательно с вами повзаимодействуем, поставим этот вопрос и вместе с депутатами Госдумы, которые у нас есть, включимся в процесс увековечивания, какие-то мероприятия обязательно сделаем и проведем.

Павел Стариков, мэр города Красногорска, Московская область:

–Волею судеб получилось так, что мое первое образование – офицер, потом, после путча, надо было кормить семью, и я ушел на гражданскую службу, МГИМО, потом Дипломатическая академия и защита по международному праву. И тогда для меня стало понятно все, происходившее с начала 90-х гг. в нашей стране, та техническая «помощь» иностранными специалистами за наши деньги, написанная ими Конституция и все, связанное с этим – основные законы, по которым государство и сейчас отчасти продолжает жить. И только сейчас поднимается вопрос о коварстве вложенной нормы о верховенстве международного права над внутренним правом. И мы совершенно справедливо сегодня говорим о том, что, наверное, война началась значительно раньше – за души людей и за души детей.

Когда сейчас приходят ветераны в школы, к сожалению, задается такой вопрос, с уважением к старости, но тем не менее, ученик спрашивает: «Скажите, вы получили ордена за то, что столько-то фашистов уничтожили, а воюющий с той стороны дедушка тоже получил орден?» Нет понимания того, что на нас напали, что мы войны не ждали, что это было вероломное нападение, что это фашизм. И те учителя, которые сейчас преподают, возраст их уже таков, что они не получили того заряда, который имеют здесь присутствующие. Мы с вами являемся носителями того потенциала, который теперь надо, оглянувшись назад, отдать, и постараться это сделать как можно быстрее.

Низший уровень власти, муниципалитеты имеют возможность работать с молодежью. У нас есть для этого все. Мы имеем возможность организации встреч, и мы это делаем каждый день.

И мы будем очень рады, если кто-то из здесь сегодня присутствующих сможет приобщиться к этому, поучаствовать в Фестивале в поддержку традиционных российских культурных и духовно-нравственных ценностей, который мы запланировали провести в Красногорске на базе реальных учебных заведений. Хорошо образованный духовный человек – это благо на будущее. Хорошо образованный негодяй – это большая беда, которая в изощренной форме потом может проявиться во взрослом состоянии.

Я искренне всех благодарю за такое неравнодушие, и хочу пожелать, чтобы у каждого на своем месте, на своем поприще была возможность реализации всего того, о чем мы сегодня говорили.

Сергей Кочергин, председатель орловского отделения Изборского клуба:

– Мне сегодня было отрадно слышать, что в ряде регионов уделяется серьезное внимание воспитанию молодежи. Мы в Орле, в нашем отделении Изборского клуба, этой проблемой тоже озаботились. На 6-е мая запланировали проведение круглого стола по тематике патриотизма в истории развития государства Российского. На 7-е мая, в преддверии 9 мая запланирован молодежный флэш-моб. На местном стадионе мы соберем порядка 8 тысяч молодежи города Орла и области.

12 апреля приглашали в Орел нашего собрата по Изборскому клубу Михаила Делягина. Сначала, как, наверное, и водится, молодежь не совсем ровно и лояльно восприняла это выступление, но после 30 минут возник непрекращаемый диалог. Было очень интересно и радостно видеть, что молодежь включается, что тема патриотизма для них очень важна. Поэтому мое обращение заключается в следующем. Если помимо «давайте воспитывать» есть реальные люди, которые готовы включиться в этот процесс, то на примере любого региона, – я предлагаю Орел, – приезжаем и начинаем воспитывать молодежь. Давайте просто начнем с чего-то это делать!

Л. Ивашов:

– Я хочу добавить уже как профессор. Я работаю со студентами, у меня 200 студентов в двух университетах. Если мы готовим будущих руководителей, будущую элиту, то важно очень хорошо и серьезно готовиться к лекциям, к занятиям в школе, давать глубочайшую правду и историческую духовность.

Кирилл Фролов, глава Ассоциации православных экспертов:

– Братья и сестры, коллеги! Я хочу сказать, что отец Димитрий Смирнов сказал, что не так уж важно, через пять, пятьдесят, или сто лет церковно прославят мученика Евгения Родионова. Я очень люблю отца Димитрия, но позволю себе с ним не согласиться. Очень важно, чтобы его прославили как можно скорее. Потому что пришло время, отступать дальше некуда – нашей молодежи нужны смыслы ее жизни. И современный святой – это образец для всей нашей молодежи.

Это очень важный, кстати говоря, аргумент и за единство России и кавказских народов, потому что мученик Евгений Родионов и отец, и сын Кадыровы символически «были в одном окопе» и сражались с общим врагом, и никаких сомнений тут быть не может.

Нам говорили о том, что есть сопротивление правде о подвиге Евгения Родионова и его канонизации. Да, есть попытки умолчать, задвинуть и так далее. На эту тему я хочу сказать, что те чиновники из комиссии по канонизации, которые сопротивлялись, там давно уже не работают.

Тем более, наше Обращение будет посланием поддержки Святейшему Патриарху Кириллу, которому необходима поддержка патриотов, потому что против него сейчас восстали все антироссийские силы, которые, в том числе, прикрываются и личиной псевдоревнительства.

Хочу также добавить, что наш круглый стол совпадает с тем, что в Пасхальную неделю, 2 мая будет вторая годовщина подвига мучеников Новороссии, мучеников Одессы. И, безусловно, Изборский клуб почтит их память, а всех вас приглашаю в два часа 2 мая в храм Троицы на Воробьевых горах, где мы пасхальными песнопениями помянем святых мучеников Одессы, потому что это тоже свидетельство современного мученичества в XX и в XXI веке, и мы не имеем права их забывать и предавать.

О. Розанов:

– Каждый из нас в отдельности не знает истины, но народ наш в целом знает великую и главную Правду и истину. Именно народ добровольно стал прославлять Евгения как святого. То, что мы сегодня собрались здесь и сделали – это очень хорошее и нужное дело, как для каждого из нас, так и для нашей страны в целом и для нашей Православной веры.


Количество показов: 933
Рейтинг:  3.29
(Голосов: 8, Рейтинг: 3.5)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А. Проханов.
Новороссия, кровью умытая



О.Платонов.
Русский путь



А.Фурсов.
Вопросы борьбы в русской истории



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА






  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Русский Обозреватель  Аналитический веб-журнал Глобоскоп    Изборский клуб Нижний Новгород  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов

Счетчики:

џндекс.Њетрика    
         
^ Наверх