загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА



ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА: РЕНЕССАНС СОЦИАЛИЗМА И СОТРУДНИЧЕСТВО С РОССИЕЙ

Круглый стол Изборского клуба при содействии общественного движения «Российская служба мира» 23 марта 2016 г.


Розанов Олег Васильевич – ответственный секретарь Изборского клуба по региональной и международной деятельности:

– Добрый день, уважаемые коллеги, друзья! Тема сотрудничества России со странами Латинской Америки начинает приобретать все более и более весомую роль в контексте современной геополитики и цивилизационного противостояния между Северной Америкой и Россией. Формирование центров силы и нового мирового порядка без России и без Латинской Америки в XXI веке становится просто невозможным. В этой связи для нас становится очень важным знать, понимать и прогнозировать развитие Латинской Америки.

Это уникальный континент с уникальным сплетением этносов (испанцы, португальцы, индейцы), цивилизаций и культур, находящийся на распутье. С одной стороны, все больший вес набирают силы, считающие, что государства Латинской Америки имеют достаточный потенциал для строительства независимого цивилизационного, государственного и геополитического пространства и выстраивания геополитических союзов со странами, стремящимися к полной национально-государственной независимости и геополитической субъектности, такими, как Россия.

С другой стороны – Соединенные Штаты Америки, которые не хотят терять сферу своего влияния и проводят агрессивную политику восстановления контроля и политического разгрома сил национальной независимости в Латинской Америке, в результате чего в ней происходят процессы, очень напоминающие то, что происходит сейчас на Украине.

Мы видим, какое давление оказывается на президента Венесуэлы Николоса Мадуро. В Бразилии можно наблюдать политический карнавал в отношении президента Дилмы Русеф. В Аргентине пришел к власти Маурисио Макри, оппозиционный к пророссийскому курсу предыдущего президента – Кристины Фернандес де Киршнер. Все это требует осмысления и нашего пристального внимания.

В феврале 2106 года состоялся визит Патриарха Кирилла в Латинскую Америку, его антиколониальную проповедь можно считать цивилизационным ответом России Соединенным Штатам Америки.

Сейчас я передаю слово Шуванову Станиславу Александровичу, который был одним из инициаторов проведения этого круглого стола, приглашал гостей. Думаю, очень уместно именно ему продолжить ведение нашего круглого стола.

Шуванов Станислав Александрович – председатель Международного общественного движения «Российская служба мира», руководитель Центра культур народов БРИКС:

– Будучи студентом института стали, в 1958-м году я обратил внимание на публикацию в одной из газет результатов встречи американских сенаторов с кубинцами-повстанцами в Сьерра - Маэстро. Тогда американцы почувствовали, что события там развиваются серьезно. И я тогда сказал себе: «Я бы хотел бы быть с этими ребятами». Через несколько лет я самоучкой выучил три языка. Полюбив тогда и продолжая любить сейчас Латинскую Америку, хочу, чтобы наши отношения приобрели качественно новый характер.

Я работал на Кубе, в Мексике и дважды в Бразилии. Латинская Америка является единственным регионом, где Россию воспринимают с пониманием, с симпатией, где у России есть стратегические союзники – это Куба и Венесуэла. К ним подтягивается Никарагуа.

Это ставит в повестку дня необходимость выработки особого рода программы построения отношений между двумя Мировыми Регионами, которыми являются Россия и Латинская Америка, как между цивилизационными явлениями. Замысел на будущее мы можем вырабатывать там, где нас понимают, где есть союзники. И где, кстати, возможности воздействия на обстановку со стороны американцев очень ограничены. Они не могут применить в Латинской Америке никакой силовой вариант, потому что это просто взорвет континент. Это пройденный этап, на мой взгляд.

Такая мысль привела к необходимости выхода на структуру, которая могла бы помочь и подключиться к такой серьезной, глобальной постановке вопроса. И сегодня здесь нам бы неплохо поговорить о том, почему произошли последние события в Венесуэле, Аргентине, Бразилии. Почему они произошли фактически одномоментно? Какова там роль внутренних и внешних факторов, их сочетания, какова динамика этих факторов? Нам бы хотелось поговорить о том, что скрывается за горизонтом, так как глобальная доминирующая модель (финансовая, экономическая, социально-политическая) находится в системном кризисе. Противоборство в том, что касается путей выхода из этого кризиса, в мире усиливается. И нужно к этому процессу подключить силы, которые не задействованы.

И еще один такой символический и даже целеполагающий в каком-то смысле фактор – это историческая встреча руководителей двух христианских конфессий в Гаване, ее политический аспект, цивилизационный. Они прямо выводят на эту проблематику. Тем более что именно в Латинской Америке родилась теология освобождения, которая на практике рассматривала вопросы социальные, нравственные применительно к интересам общества и к развитию народных культур. Поэтому мы здесь получаем возможность опереться на межконфессиональный потенциал, который недоступен англосаксонскому контролю, доминированию и даже пониманию.

Мы должны нащупать свою линию, она должна зажить своей внешнеполитической, межцивилизационной жизнью.

Исходя из замысла нашего заседания, я бы просил директора Института Латинской Америки дать краткую оценку общеполитической, социально-экономической обстановке в Латинской Америке, тенденций перспектив ее развития.

Давыдов Владимир Михайлович – Директор Института Латинской Америки РАН:

– Уважаемые коллеги, нужно отталкиваться от специфического современного состояния Латинской Америки. Мы наблюдаем, как в Латинской Америке происходит смещение политической оси. В визите американского президента в Гавану просматривается нестандартный поворот. Это «многоходовка» и с кубинской стороны, и с американской стороны.

Продолжение ситуации – пребывание Барака Обамы в Аргентине, где также произошло смещение оси политической жизни. Для оценки положения в начале прошлого года я беседовал с оппозицией на уровне вторых-третьих лиц. Накануне выборов ко мне приезжал доверенное лицо Маурисио Макри. Вероятно, 12-13-го апреля в Москве будет министр иностранных дел Аргентины. Я надеюсь, эта беседа что-то даст для понимания нынешней ситуации.

Латинская Америка Соединенными Штатами пренебрегала долгое время. И не было содержательной, внятной политики Соединенных Штатов в отношении Латинской Америки в период президентства Обамы.

Ко мне приезжал и в институт Ричард Файнштейн – один из советников по межамериканским делам предыдущих администраций, который сказал: «…мы сейчас Латинской Америкой так не озабочены, как другими местами». А мотивировал это тем, что институты демократии там утвердились.

Латинской Америкой мы были очень довольны. Но я человек тоже такого левого взгляд, поэтому мне очень импонировал тот процесс, который начался в Латинской Америке в конце 90-х годов. Они очень хорошо справились с кризисной ситуацией, но не смогли приспособиться к посткризисной, не смогли избежать соблазна власти.

С одной стороны было укрепление институциональной части, структуры демократии, а с другой стороны влияли новые американские политические технологии. Это подтвердили WikiLeaks и Сноуден. Под «колпаком» держат всех лидеров, особенно тех, которые дружат с нами. Вашингтонский обком собирает компромат, работают аналитики, просчитывают все компрометирующие их связи, и тут же всё выкатывается.

Можно еще сказать, что сейчас Латинская Америка традиционно распадается на «энергодефицитные» и «энергоизбыточные» экономики, страны. Сейчас «энергоизбыточные» страдают по известным причинам, а «энергодефицитные» демонстрируют неплохие результаты. Доминиканская республика, Панама и Боливия показывают темпы роста, значительно превосходящие средний мировой уровень. Поэтому есть возможность держаться, но модель еще не выработана.

Сравнительно недавно я общался с Серхио Битаром – это генсек одной из двух социалистических партий в Чили, член элитарной организации «Межамериканский диалог». Говорили об изменении мировоззрения в Латинской Америке. Два-три года назад американцы чувствовали свою большую неуверенность. А через некоторое время стали приезжать другие, более «уверенные» благодаря проектам Транстихоокеанского и Трансатлантического партнерства. Это их рецепт сохранения и воспроизводства системы господства, гегемонии. И еще говорили одну вещь: «Вот сейчас мы будем придавливать Россию, а следующая у нас Бразилия, имейте в виду».

То, что они делают с Россией и сейчас делают с Бразилией – это против БРИКС. Потому что перспектива мирового развития – макроблоки. Это сотрудничество, противоборство, взаимодействие, конкуренция макроблоков. У нас назревает соединение нашей евразийской интеграции с экономическим поясом Шелкового пути, что, видимо, неизбежно. И второе «неизбежно» – это превращение ШОС в зону свободной торговли. Конечно, это не завтра, но у нас выхода нет. Есть геополитический императив, который нас толкает к тому, чтобы формировать эту зону, считаться с интересами Китая, например. А в Латинской Америке у нас благодатная почва. И, я думаю, что многое зависит, прежде всего, от нас, от того, как мы, потеряв огромное количество времени, потеряв в значительной степени молодое поколение, сможем все-таки консолидировать наш социум. Но он может быть консолидирован только на основе доверия власти и населения. А это возможно, если мы решительным образом снизим поляризацию в нашем социуме. Латиноамериканцы это видят, они знают. Они не наивные.

Пашенцев Евгений Николаевич – ведущий научный сотрудник Дипломатической академии МИД РФ, директор Международного центра социально-политических исследований и консалтинга:

– У нас есть стереотипы восприятия событий в латиноамериканских странах. Например, большинство скажет однозначно, что на последних выборах в Аргентине победило правоцентристское направление, а Новый Президент Аргентины Маурисио Макри - – ставленник Соединенных Штатов. А кто его отец – Франсиско Макри?

Франсиско Макри, крупнейший магнат этой страны, он первым в 70-е годы вышел на рынок Китая в своей стране. И по сообщению заслуживающих доверие самых разных кругов, в Китае он живет на землях, принадлежащих бывшему генеральному секретарю ЦК КП Ху Цзиньтао. Является старшим советником по инвестициям в Латинскую Америку Ассоциации продвижения Китая в мире ЦК КПК. Объяснять дальше не нужно?

Кстати, Маурисио пошел работать в фирму дяди, желая выглядеть независимым. Но, например, он сказал: «Прозрачность бóльшая в отношениях с Китаем, в отношении контрактов, которые будут заключены». Но в этих контрактах повязан насквозь отец – Франсиско Макри. И любая прозрачность по этой причине.

По этой причине 9 февраля министр иностранных дел Аргентины, выступая в Нью-Йорке заявляет: «Мы будем развивать отношения с Китаем, поскольку его считаем не менее важной для нас страной, чем Соединенные Штаты». И, кстати, с поставкой авиастроительной техники дорогу нам тоже перебежал Китай.

Это выступление противоречит исходному обещанному Западу курсу Макри давить на Китай. Поэтому происходит следующее – он устраивает потопление китайского рыболовецкого судна, зашедшего на 5 километров в экономическую зону Аргентины (как в Сирии с нашим самолетом). CNN и все прочие каналы говорят об этом на первых страницах. Куда деваться? В этих условиях назревает скандал. А что пишет BBC? «Похоже, Макри не хочет ссориться, – это я дословно цитирую BBC, – с великой супердержавой, хотя он обещал не поддерживать контракты с Китаем. Он обещал расследовать все честно». И вот сейчас устраивается уже первый этап компании – давление. А как Китай в этой обстановке прореагировал? Китай не отвечает.

У Макри очень много самых разных обязательств. Например, перед военными. Он ввел пособия военным, которые были повинны в преступлениях военного режима 75-го года.

Сейчас ситуация в Латинской Америке качественно меняется. Социал-демократическая модель в тупике. Она терпит кризис, как в Финляндии. Поэтому надо играть на опережение. И как раз Венесуэла и другие страны предлагали те решения, которые позволяли выйти за рамки этой модели. Не удалось в чем-то. В чем-то и Соединенные Штаты давили. Нужно новое качество, несмотря на обязательное сопротивление.

Да, возьмем Лулу, возьмем Руссефф. АНБ следило за компанией «Петробраз», которую 7 лет Дилма Руссефф возглавляла. А сегодня её обвиняют во всех смертных грехах и коррупции. Тогда Руссефф стала действовать однозначно – она отменила крупные поставки американских самолетов в Бразилию.

В качестве ответа General Motors предлагает Макри бизнес: «Перевести производство срочно из Бразилии в Аргентину». То есть додавить Бразилию, а затем вместе с Аргентиной они будут давить на правительство Венесуэлы. Недаром Кабельо, председатель парламента, правильно абсолютно охарактеризовал нынешнего президента Макри как фашиста. Может, это прозвучало с преувеличением, но вот в этой ситуации информационно-психологические операции опираются на новое качество.

Американцы предлагают такие решения как, например, «тлеющие угольки». Это кодовое название проекта по предвосхищению мероприятий в области насилия, конфликтов в странах Латинской Америки. Разрабатывается Агентством перспективных исследований при Управлении разведки Соединенных Штатов. Были предсказаны волнения в Венесуэле (2014 год, февраль). Заметим, синхронизация с ситуацией на Украине, террористическими актами на севере Китая. Естественно, надо оценивать глобально все позиции.

Существует нацеленная на страны Латинской Америки программа EMBERS, которая позволяет за 30 дней предсказать события в той или иной стране с вероятностью 80-90%. Предсказания о характере волнений, о пролитии крови довлеют на психику людей. Публикация таких данных воздействует на целевую аудиторию США и всего мира.

Новые технологии реально властно вмешиваются в новые политические расклады. Не овладев ими и не учитывая их в экономическом, политологическом анализе, мы проиграем.

Если Россия не предложит альтернативную модель с меньшим уровнем социальной поляризации, мы проиграем. С идеей великой Российской империи в Латинской Америке мы обречем себя на изоляцию. Правых патриотов, как во Франции, готовых сотрудничать с Россией, там нет. Правые там однозначно сотрудничают с Соединенными Штатами.

Я уже не говорю о том, что каждый год сегодня в мире на 10% возрастает богатство элиты при росте экономики 1-2%. То есть социальная напряженность в мире будет нарастать. Мы стоим перед катаклизмами, которые обязательно произойдут. Мы знаем по истории, что без этого не обойдется. И поэтому надо здесь, по крайней мере, социальные ориентиры выбрать вполне определенные. В Латинской Америке они определенные.

Сивков Константин Валентинович – член-корреспондент Российской Академии ракетных и артиллерийских наук, доктор военных наук:

– На одном из заседаний Совета Федерации директор ведущего института РАН Ковальчук В.М. заявил, что капитализм подошел к пределу своего развития.

Поэтому конфликт между евроатлантической цивилизацией и всеми остальными цивилизациями предопределен самой логикой существования нынешнего социального порядка в мире. И разрешение этого конфликта возможно только лишь через Третью мировую войну. Исходом этой войны будет либо установление порядка «золотого миллиарда», либо его сокрушение и установление некоего нового мирового порядка с возникновением новых центров силы, которые тоже начнут борьбу за свое доминирование.

Такой путь развития никого не устраивает, и в 2012 году на меня вышел один из руководителей международного сообщества доктор Дитрих Хайнц – профессор Мексиканского автономного университета города Мехико (UNAM – Universidad Nacional Autonoma de Mexico) с предложением подключиться к работе так называемой WARP – World Advanced Research Program. Это программа передовых глобальных исследований.

Позднее на её основе сформировалась постоянно действующая международная группа передовых исследований – World Advanced Research Program Group. Ее геополитическая ось проходит по линии Мехико – Берлин – Москва – Пекин. Такая ось с ответвлениями на Дели, продолжениями на Вьетнам, на Европу, особенно активно там участвует университет Глазго, США, Канада, и, конечно, Латинская Америка.

Смысл работы этой группы – выработка альтернативного капитализму мирового социального порядка. Мексиканские и латиноамериканские товарищи стоят на позициях социализма «марксистского разлива». Наше сообщество, которое здесь представлено в Москве и отчасти в Китае считает, что социализм нуждается в развитии с учетом реалий экономического и социального развития мира.

Какие конкретно аспекты сегодня там исследуются? Первое: что является движущей силой социальных преобразований современности? С начала XX века это был индустриальный пролетариат, а сегодня ведущей силой таких преобразований становится интеллектуальный пролетариат, так как именно он занимает ведущее положение в материальном и духовном производстве. Второе, должно быть коллективистское сознание, должен быть коллективистский труд. Сегодня во всех сферах интеллектуального производства наблюдается именно это явление.

Третье, должна быть движущая сила наиболее угнетаемая и эксплуатируемая. Сегодня мера эксплуатации интеллектуального пролетариата значительно превосходит то, что имело место во времена, скажем, индустриального пролетариата.

Интеллектуальный пролетариат принципиально отличается по своему положению от индустриального пролетариата. Он в своей массе в среднем по IQ превосходит властные элиты. То есть властные элиты, в отличие от индустриального пролетариата, интеллектуальному пролетариату не нужны.

Во-вторых, интеллектуальный пролетариат оказывает значительное влияние на выработку решений властными элитами через программный продукт, через компьютерные системы, через экспертные сообщества.

В-третьих, интеллектуальный пролетариат очень многообразен и охватывает широкие сферы общества, включая силовую компоненту, что в значительной степени затрудняет для властных элит удержание власти над интеллектуальным пролетариатом.

И последнее, обладая индивидуальным превосходством, интеллектуальный пролетариат имеет возможность упреждать своего противника в действиях, выводя на такие решения, которые порой могут быть неосознанными до конца.

Поэтому преобразование интеллектуального пролетариата в XXI веке будет носить совершенно иной характер, нежели революции XX века. Это будут элегантные преобразования с использованием информационных технологий, с использованием законного права в пределах действующего законодательства соответствующих стран, с использованием различных технологий, которые позволяют исключить возможность серьезного насилия. В этом году, в августе планируется очередной конгресс в Мексике. И затем во Вьетнаме. Работа нашей «workgroup» ведется открыто, в тесном взаимодействии, в том числе, с представителями властных структур, с тем же МИД.

Хочу заметить, что вот эта работа workgroup показала, что интеллектуальная часть Латинской Америки – ищущая на путях нового социализма, социализма XXI века. Я думаю, что в этом отношении нашим политическим элитам надо подтягиваться за латинскими товарищами, что мы и стараемся делать. Спасибо за внимание.

Глазьев С.Ю., советник Президента Российской Федерации, академик Российской академии наук:

– То, о чем вы говорите, во многом созвучно с результатами проводимых мною длительное время исследований в области длинных циклов развития экономики.

Ренессанс социализма, наблюдаемый в Латинской Америке, на первый взгляд, может вызвать удивление: в американском «подбрюшье» после развала мировой социалистической системы одно за другим приходят социалистически ориентированные правительства. Но это только на первый взгляд. В действительности же приобретающая все более систематизированный вид теория длинных циклов позволяет, как мне представляется, во многом по-новому понять диалектику взаимодействия производительных сил и производственных отношений, лежащего в основе исторического марксистского материализма. Тенденция такова, что доминирующая сегодня в мире под гегемонией американской финансовой олигархии система институтов (или, производственных отношений) исчерпала свои возможности обустройства и развития мировой экономики и вошла в состояние глубокого кризиса, который, как мне представляется, произошел бы раньше, если бы не распад Советского Союза.

СССР имел возможность перехватить инициативу, но в силу известных обстоятельств этого не произошло, и мы оказались на периферии американоцентричной финансово-экономической системы, не осознав, что очутились в поезде, фактически ушедшем на запасной путь. Мировое экономическое развитие смещается на Восток, и китайцы, перехватив исконно советские принципы организации социалистического хозяйствования, правильно их переосмыслили, модернизировали и сумели найти гармоничное сочетание рыночной самоорганизации, планирования, частно-государственного партнерства. Тем самым они создали то, что Питирим Сорокин назвал еще в 60-е годы прошлого столетия интегральным строем. Нужно сказать, что задействованная Китаем модель вполне успешно адаптирована и в капиталистических странах, например, в Японии и Южной Корее. В конституции Индии записано, что общественные интересы важнее частных и личных, и это дает возможность индийскому правительству при необходимости даже национализировать банки, что они и сделали в свое время.

Упомянутые примеры ренессанса социализма в новых условиях – это не случайная реакция на глобальный финансовый кризис, а закономерный процесс смены, как я их называю, мирохозяйственных укладов, или новый тип производственных отношений. Последний не отвергает рыночную самоорганизацию и свободен от догматического подхода, который в свое время не позволил раздвинуть шоры и по-другому распорядиться доставшимся нам богатым наследием социалистической системы управления и ведения хозяйства. По сути, новый, интегральный, мирохозяйственный уклад, являющий иной тип производственных отношений, определяет магистральный путь развития человечества, которому все сложнее справиться с нарастающими противоречиями и дисбалансами и не сползти в состояние мировой войны. На эту тему мною в этом году выпущена объемная монография «Последняя мировая война. США начинают и проигрывают», где детально описано, почему американский (имперский) мирохозяйственный уклад больше не развивается и, напротив, разлагается, при этом отчаянно, но тщетно стремясь сохранить гегемонию всеми доступными средствами. В книге дано комплексное объяснение тому, почему имперский мирохозяйственный уклад, обеспечивавший до некоторых пор процветание США, обречен на замещение интегральным укладом, в основе которого лежит гармонизация интересов и задача подъема общественного благосостояния. Обеспеченный новым укладом примат общественного над частным радикально смещает понятийные акценты: вместо «прибыли и наживы любой ценой» приоритетным становится «всеобщее благосостояние».

В связи с этим представляется крайне актуальным скоординировать усилия с нашими латиноамериканскими товарищами в целях формирования

коалиции стран, выступающей за формирование нового мирового порядка - не только в смысле оппонирования устоям либеральной глобализации, но и учитывая его более прогрессивный характер.

Мы пытаемся отрабатывать механизм новой системы международных экономических отношений в рамках Евразийского экономического союза. В отличие, скажем, от Европейского союза, опыт которого мы широко использовали при формировании договорно-правовой базы евразийской интеграции, наш союз не претендует на поглощение политического суверенитета его государств-членов, никакие решения не навязываются силой и принимаются исключительно на основе консенсуса. Магистральная задача евразийского интеграционного процесса – поиск и гармонизация взаимных интересов через формирование общего экономического пространства и общей стратегии развития. Из этой же логики поиска общих интересов и гармоничного сотрудничества с безусловным приоритетом принципов международного права мы исходим во взаимоотношениях с нашими партнерами по ШОС.

В отличие от установленной в 1976 г. ямайской валютно-финансовой системы, в новом мировом порядке ни у кого не может быть права монополии на эмиссию мировой валюты. Впрочем, конфигурация новой глобальной справедливой системы финансов – вопрос будущих переговоров. Сейчас же, на мой взгляд, важно сконцентрироваться на формировании антивоенной коалиции не заинтересованных в эскалации международной напряженности стран, обладающих достаточной мощью для того, чтобы безоговорочно остановить агрессора. Прообразом такой коалиции при определенных условиях могло бы стать объединение БРИКС, однако, в силу отсутствия идеологического и организационного лидерства со стороны России пока это невозможно. В его отсутствие инициативу – в формате проекта Экономического пояса нового Шелкового пути - принимают на себя китайцы. И эта стратегия для них предполагает выжидательную позицию над схваткой, для России же и Латинской Америки – это вопрос борьбы за выживание. Если говорить об американской агрессии против России сегодня, то их задача заключается не просто в установлении здесь своего порядка по образцу 90-х, а в буквальном уничтожении нашей страны как единого целого, чтобы впредь исключить любые возможности формирования у нас какого-либо самостоятельного центра политической активности. То же относится и к Латинской Америке, которую США со времен доктрины Монро полагают своей периферией. Нет никаких сомнений, что США будут нацеливать свои «копья» и на Бразилию, и на Венесуэлу, и на Боливию.

Таким образом, в описанной конструкции международных отношений

идет война на выживание по принципу «кто кого». И выход из нее может быть только один. Либо США проиграют конкуренцию за политическую гегемонию с Китаем, мы сохраним суверенитет, и государствами интегрального мирохозяйственного уклада будет сформировано новое ядро экономического развития с поливалютной основой международных финансовых отношений. Либо, если Россия и ее латиноамериканские партнеры своевременно не проявят такую инициативу и позволят разрастись границам гибридной войны на своих территориях, то велик риск утраты суверенитета и государственности.

Все указывает на то, что Америка, так или иначе, проиграет эту войну. Но она может проиграть ее как самостоятельно, так и вместе со всем человечеством, втянув его во все истребляющую Третью мировую войну. Так что, мне кажется, для стран Латинской Америки и России сегодня вопрос формирования общей коалиции, общей стратегии, общего понимания наших целей и задач – это вопрос жизни и смерти.

Сивков К.В.:

– В 2009 году я прописал в деталях сценарий Третьей мировой, работая на стратегическом уровне офицером Генерального штаба. И то, что вы говорите – это центральная задача. Потому что, если западная цивилизация сейчас, действительно, в военно-стратегическом отношении представляет единый монолит в рамках НАТО, то все наши цивилизационные сообщества разорваны. И единой организации военной не существует, только по кусочкам. А в таких условиях обеспечить победу будет очень проблематично. У нас есть резерв времени, обусловленный тем, что те еще не вполне готовы в морально-психологическом отношении. Но их готовят. То, что сейчас происходит в Европе, это как раз мобилизация народов Европы, в первую очередь, и Америки для большой войны.

Сандра Каролина Ламеда Арриага – Советник, Генеральный Консул Посольства Боливарианской Республики Венесуэла:

– Добрый день. Я здесь нахожусь от имени Посольства Боливарианской Республики Венесуэла. К сожалению, у меня не приготовлена речь, но я могу ответить на все ваши вопросы. Я представляю консульский департамент.

Розанов О.В.:

– Что будет делать президент Мадуро в нынешней политической ситуации, когда парламентское большинство, конституционное большинство против него?

Сандра Каролина Ламеда Арриага:

– Дело в том, что Боливарианская революция выиграла во многих социальных аспектах. И поэтому её развитие будет продолжаться. Но также будет обращено больше внимания на экономические вопросы с целью улучшения социальной ситуации, улучшения условий жизни участвующего в этом населения страны.

Поэтому в данный момент Президент Мадуро готов сотрудничать и общаться со всеми политическими партиями, со всеми течениями для решения вопросов в этой сфере.

Пашенцев Е.Н.:

– Мой вопрос связан с Лимси Саласаром, бывшим начальником охраны президента. В СМИ Испании и США очень много сообщений о связях с наркотрафиком больших государственных лиц. Я считаю, что это не соответствует действительности, и готовится определенный ответ.

Когда он будет сформулирован, чтобы мы могли активно участвовать в работе с этим ответом в плане его доведения до сведения целевых групп в разных странах? Эта проблема формирует мнение молодежи сейчас в разных странах, которая несведуща в ситуации. Для всех это ключевой момент – обвинение руководства Венесуэлы в коррупции, что все оно коррумпировано. Это влияет, к сожалению, на обстановку в ряде стран таких, как Испания.

Сандра Каролина Ламеда Арриага:

– К сожалению, я не могу сказать, что не существует коррупции. Конечно, в каждой стране есть этот вопрос, и люди имеют изъяны. Но, в то же время, этот вопрос должен быть тщательно проработан и изучен. Как Уго Чавес, так и Мадуро будет продолжать бороться с коррупцией в политических и властных структурах.

Я сейчас не могу сказать, когда будет ответ по данному вопросу. Но в то же время мне хочется сказать, что этому должны учить с детства, этому должны учить со школы, чтобы люди понимали, что нельзя продаваться даже за какое-то небольшое количество денег.

Глазьев С.Ю.:

– Хотел поинтересоваться: с падением цен на нефть, я так понимаю, платежный баланс Венесуэлы ухудшится? Сохраняется ли он позитивным? И если нет, если он стал отрицательный, то вопрос такой: думает ли центральный банк Венесуэлы о какой-то политике замещения внешних источников финансирования, внешних кредитов и инвестиций на внутренний кредит, на создание самостоятельных кредитных ресурсов?

Машкова Татьяна Николаевна –Генеральный директор Национального комитета содействия экономическому сотрудничеству со странами Латинской Америки, заместитель председателя Делового совета Россия-Куба:

– Мы получили заявку от правительства Венесуэлы с просьбой выйти на крупные организации России, которые могли бы сейчас заняться одной из альтернативных нефти тем. Национальный план Венесуэлы утвердил такую альтернативу – это алмазы и золото.

Сандра Каролина Ламеда Арриага:

– Бюджет на 100% не зависит от нефтяных доходов. 50% покрывается за счет налогоплательщиков. Но если говорить о 14 пунктах Программы, которые собирается правительство развивать, то, конечно, для продвижения этих пунктов потребуются деньги извне.

Глазьев С.Ю.:

– Опыт всех стран, которые становились на путь самостоятельного экономического развития, совершили «экономическое чудо», показывает: никакие деньги извне не критичны. Если есть план развития, то под этот план соответствующий центральный банк создает кредитные ресурсы. Об этом говорит опыт и Японии, и Южной Кореи, и Западной Европы, и современного Китая, и Вьетнама. Поэтому, вместо того, чтобы искать заменители нефти, нужно создавать центры развития современной промышленности. А для этого не надо искать внешние займы – нужно формировать суверенную систему долгосрочного кредитования. При условии того, конечно, что новые производства будут пользоваться спросом и будут конкурентоспособны.

Каратаев Сергей Вячеславович – начальник сектора экономики зарубежных стран Центра экономических исследований РИСИ:

– Товарная структура нашей торговли не позволяет ждать прорывного развития. Наши перспективы в инвестиционной сфере, где мы можем что-то предложить странам Латинской Америки. У них есть интерес к развитию именно инфраструктурных инвестиций.

Сможет ли Россия и другие страны предложить новую модель – это очень большой вопрос. Я немножко не согласен с Сергеем Юрьевичем по поводу того, что мы проигрываем и не хотим брать на себя лидерство в БРИКС. На мой взгляд, немножко другие тенденции.

В прошлом году в Москве на академическом форуме БРИКС общим рефреном Индия, Бразилия и ЮАР говорили: «Вы говорите очень хорошие вещи, они очень правильные – по поводу противоборства и всего прочего – но мы к ним не готовы…»

В ходе проведенного совместно с НКИ БРИКС опроса о мировой финансовой системе официально нам ответили только китайцы.

Какую повестку дня в таких условиях можно формировать? На мой взгляд, надо двигаться небольшими шагами. Вот создан банк «Развитие», значит ближайшая цель, которая должна быть – это его эффективное использование. И есть основное направление – это инвестиции в инфраструктуру, давайте попробуем на примере Южной Америки или Латинской Америки, может быть, создавать региональный банк. И на этой основе пробовать увеличивать инвестиционное сотрудничество. Но без политического, образовательного и научно-технического сотрудничества говорить об этом будет достаточно сложно.

Сурма Иван Викторович – к.э.н., профессор кафедры государственного управления и национальной безопасности Дипломатической Академии:

– Формирование многополярного информационного пространства без информационного присутствия в этом регионе невозможно. Без такого ресурса мы никаких действий дальше совершать не сможем.

Технологический аспект в этом довольно серьезный. После прослушиваний переговоров госпожи Руссефф с Мексикой принято стратегическое решение развивать свои информационные ресурсы в Бразилии, прокладывать свои сети. Так поступил Китай, создав проект «Золотой щит». Поэтому и Куба бросила оптоволоконный кабель из Бразилии.

Но, на самом деле, только технологически – это не решение вопроса, так как технологии США обгоняют многие страны.

В управлении Интернетом доминируют США. Но там, на самом деле, пять уровней управления. Буквально коротко скажу: Китай и Бразилия пошли дальше. Россия идет своим путем – «Ростелеком» не так давно приобрел английскую компанию, которая владеет около 20 тысяч километров оптоволокна по Европе и США.

Следующий уровень – это уровень доменных имен. Здесь тоже США превалируют, создав ICANN – это известное агентство, якобы независимое.

Следующий уровень – это касается как раз пространства внутри. Для защиты мы перешли на кириллицу, а Китай – на иероглифы и создал сеть.

И самый нижний уровень – это социальные сети, где мы проигрываем.

В августе прошлого года состоялась коллегия МИД, на которой принято решение провести переподготовку дипломатических кадров в области цифровой дипломатии и информационно-психологического противоборства. Теперь активность наших посольств возрастает.

Проект по прокладке оптоволоконного глобального кабеля БРИКС запущен, но до конца не реализован. А французы с американцами уже очень активно опутывают регион более скоростными оптоволоконными кабелями, чем планировалось странами БРИКС.

Машкова Татьяна Николаевна:

Сотрудничество в области защиты информации мы неоднократно предлагали всем странам Латинской Америки. И только в одной стране, в Чили, мне ответили со всей откровенностью: «Даже не мечтайте. В области информационной безопасности вас, Россию, никогда не пустят».

На данный момент из практических достижений создание нашей российской компании «Код безопасности» в Уругвае. Мне кажется, информационная война, если не проиграна окончательно и бесповоротно, то близко к тому.

Поэтому мы в своей деятельности в комитете стараемся обращать большое внимание на межуниверситетское сотрудничество.

Один из таких глобальных проектов у нас есть – это российско-колумбийский проект «Коррида»: обмен технологиями в области нефтегазовой, в первую очередь, и горнорудной промышленности. Проект пользуется вниманием и наверху. И неоднократно Сергей Викторович Лавров говорил об этом проекте, что он очень многообещающий, потому что совместно работают коллективы исследователей и студенческие коллективы под заказ крупнейшей эквадорской компании нефтяной Ecopetrol. Для России это хорошая возможность показать наши технологии на хорошем уровне в серьезной стране.

Если мы не можем работать в глобальном масштабе, то нужно начинать небольшие межстуденческие проекты с проекцией в будущее. Наши студенты могут получить хорошее образование в Коста-Рика – это сейчас очень приличный образовательный центр.

В МИСиС в январе провели большой круглый стол по горнорудной промышленности с Латинской Америкой. Сейчас принято решение о создании научного центра, который будет называться «Научно-образовательный центр МИСиС – Латинская Америка», где будет большой экологический кластер. Гватемала и Эквадор предлагают в качестве базы свои университеты.

С университетами работать очень быстро и хорошо, потому что нет бюрократических проволочек, которые наблюдаются на уровне министерств. Здесь всё вместе: и наука, и исследование, и образование, и идеология.

Шуванов С.А.:

– Я работал в Мексике в 80-е годы. Тогда Автономный мексиканский университет насчитывал больше 200 тысяч студентов. Там нет приемных экзаменов, нет переводных экзаменов, это один из способов решения социальных проблем молодежи. Я бы назвал это стратегическим направлением и поэтому хотел бы представить одного из активистов МОД «Российская служба мира», которая участвует в организации данного Круглого стола:

Селиванов Александр Иванович – доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономической политики и проблем экономической безопасности Финансового университета при Правительстве РФ:

– Конечно, необходимость России действовать и в экономике, и в информационно-психологическом, и информационно-технологическом, образовательном пространстве становится все острей.

В мире действует большое количество центров стратегического планирования и управления, сосредоточенных, в первую очередь, в огромном количестве в Соединенных Штатах и в ряде европейских стран.

Отсутствие или подавление в России стремления к стратегическому усмотрению, к позиционированию или к поиску каких-то высших целей и смыслов, произошедших в постсоветский период, конечно, является нелогичным. Оно требует возрождения, и в мире существует дефицит вот этого смыслового проекта.

Сергей Юрьевич Глазьев сегодня даже говорил о том, что Соединенные Штаты «падают». Они действительно падают – и не только потому, что их подавляет сам капиталистический проект. Они не смогли сформировать в рамках своих стратегических центров каких-то установок, ввиду отсутствия метафизики, предложения людям каких-то смыслов, которые могли бы повлечь и увлечь человечество. Прагматическая и позитивистская философская модель в США не способна к такому смыслополаганию и целеполаганию. При всей их мощи, использование этой прагматики имеет тупиковый смыслополагающий барьер, который перейти невозможно.

В России традиционно этот барьер отсутствует, потому что, с одной стороны, в мировоззрении России соприсутствует как бы два проекта – это религиозный проект с его эсхатологической компонентой, и с другой стороны – диалектико-материалистическая концепция с теорией развития. Парадокс в том, что теория развития прекратила свое исследование в России, в мире она остановилась вообще, я думаю, в середине XX века, подавленная негативным отношением к ее советскому способу реализации в виде диалектической конструкции.

Несколько лет тому назад была переведена одна из таких резюмирующих книг института по модернизации, который осуществляет проектирование или участвует в проектировании китайской модернизации. Так вот, они опираются на теорию развития Дарвина, Гегеля, Маркса.

Это говорит о том, что у Китая своей парадигмы нет. Этой парадигмы нет у Индии, этой парадигмы нет у США, и парадигма развития, как стрела времени, вообще не органична иным цивилизациям, кроме цивилизаций, родившихся на ближневосточном побережье, то есть иудейско-христианско-мусульманский мир. Поэтому встреча ввиду сужения вот этого смыслового полагания концепции стрелы времени в мире, сужение христианского мира, мира просвещения, ввиду роста, гигантского роста численности населения других цивилизаций, которые не являются представителями стрелы времени, которые живут в парадигмах циклов времени, как в Индии, живут в концепциях вещности, там Дао, как в Китае.

Неспроста запрос о том, как же двигаться вперед, действительно органичен этим культурам. И иной цивилизации, которая способна дать ответ на вопрос, что такое культура? – кроме России (и это объективно), не существует. Поэтому – это некое мистическое, я бы сказал, ожидание от латиноамериканских стран, да и даже от Китая, от Индии, которые смотрят на Россию, – ну как же нам быть, куда же нам идти? Вот американцы нас тянут туда, нам не хочется туда, мы понимаем, что это тупик, для нас это гибель. А что делать?

Поэтому в ходе дискуссии и подготовительных работ мы говорили о том, что неплохо бы начать создание неких научных структур для формирования методологических подоснов новых смыслов, не допускающих, несмотря на давление США, возникновения каких бы то ни было альтернатив.

Но рождаться они (смыслы) могут только в серьезных исследовательских структурах, которые способны стать основой для стратегического планирования самостоятельного типа.

Когда движение вперед будет происходить, будут появляться новые штрихи этого понимания, мы сможем противостоять тем смыслам, на которые сейчас мы удивленно смотрим, которые рождены в мальтузианской концепции (уменьшение человечества из-за нехватки ресурсов) или концепции Римского клуба.

Для стратегического управления население человечества должно вырасти в несколько раз, потому что объективно количество рождающихся талантов пропорционально количеству населения. Нужны новые технологии для управления, для организации. Это то, чего страшно боятся либералы. Поэтому они согласны с тем, чтобы примитизировать народ.

Сложные системы требуют усложнения системы управления. Для того, чтобы двигаться к более сложным проектам, например, космического масштаба, нужно увеличение количественное и качественное, нужно увеличение сложности системы управления, стратегического планирования, поиск глубинных метафизических смыслов.

Нет ответов на сегодняшний блок проблем. Они требуют творческого поиска. И большая претензия по поводу наших теоретиков (и марксизма, в том числе), которые за 20 лет, вместо осмысления происходивших гигантских трансформаций в экономике, в социальной сфере, не внесли никакого серьезного теоретического вклада в переосмысление реальности сквозь призму того же марксизма, хотя потенциал у марксизма гигантский. Теоретики испугались, отошли и перестали это делать.

Поэтому я считаю, что здесь нужна новая постановка задачи, новая консолидация сил, и уверен, что у многих стран Латинской Америки такая проблема тоже существует, потому что, несмотря на то, что они находятся под прессингом крупнейших экономик, в зависимости от Америки, каждый человек стремится отстоять свое «я».

Поэтому я призываю к тому, чтобы под эгидой Изборского клуба начать такую работу по координации и консолидации усилий различных исследовательских структур России и стран Латинской Америки, в первую очередь. Есть страны, которые пойдут на такое сотрудничество, которые хотят такого сотрудничества, ищут его, но с нашей стороны все время упираются (в отличие от того, как Татьяна Николаевна здесь говорила, что мы им предлагаем, они отвергают).

Здесь мы будем предлагать, и они будут соглашаться. Но нужно предлагать уже нечто такое проработанное и серьезное. Спасибо.

Баженов Юрий Михайлович – кандидат географических наук, доцент Института международных транспортных коммуникаций Московского государственного университета путей сообщения:

– Что нас сближает с Латинской Америкой?

Латинская Америка – это отдельная цивилизация, она может быть производной от европейской цивилизации, но не западная, не Европа. Она стоит на трех китах. Первый кит – это доколумбовая культура Америки. Второй кит – это собственно колониальный период, это влияние именно романской Европы. И третье – это идея освобождения, идея европейского просвещения. Казалось бы, тут парадокс некий заключается, но, тем не менее, сложилась такая цивилизация.

И в этом она очень, хотя у нее и другие корни, но она наиболее близкая к нашей, российской или восточно-христианской, славянско-православной цивилизации.

Мироощущение латиноамериканцев тоже двояко. С одной стороны– стремление освободиться от колониальной зависимости, но при этом сохранить нечто, что досталось от Испании. А с другой – доктрина Монро. 1823 год, президент провозглашает, что вообще все западное полушарие, вся Америка – это как бы наше, наше «подбрюшье». Мы понимаем, говоря слово «американец», по-русски – это гражданин США. В испанском языке это слово означает совершенно другое – это житель вообще всего континента, от Гренландии до Огненной земли.

Поэтому есть такое ощущение, что, с одной стороны, – мы все здесь американцы (не важно, северные, южные). И прямо противоположное мироощущение, которое доминирует, а именно – теория двух Америк. Есть ваша Америка, и есть наша Америка. Границы проходят по реке Рио-Браво-дель-Норте. Это граница между Мексикой и Соединенными Штатами.

И вот когда у нас говорят, что когда некто там работает в пользу Запада, в пользу Америки и прочего, как лидера, – «они все продались». В Латинской Америке ситуация несколько другая. Там другое мироощущение, которое сейчас, в последнее время, в очередной раз после 60-х годов, берет вверх – что есть «ваша» Америка, и есть «наша» Америка. Это Америка, которая не Америка в традиционном понимании. Другая Америка. И носители этого – это большой круг интеллектуалов Латинской Америки. Как правило, они левых взглядов, но именно потому, что левые идеи.

Есть очень характерный пример. Мы все знаем, что Куба не изменила своим идеалам коммунистическим до последнего времени. А откуда взялись эти самые идеалы? Копнем историю, когда появилась коммунистическая партия на Кубе? – В 26-м году. Кто был основателем? Хулио Мелья. Какое имел отношение Фидель и Рауль Кастро к этой коммунистической партии, которая существовала в подполье, когда они воевали в горах Сьерра-Маэстра? Да никакого. Они что-то хотели альтернативно, они не хотели быть колонией северного соседа, которой фактически являлись при Батисте. Поэтому они пошли вооруженным путем и победили.

Что дальше? Дальше разные альтернативы. Но вот сориентировались на «большого брата». Я так понимаю, что очень большая роль Николая Сергеевича Леонова. Это хорошо показано в его книге «Лихолетье». Вот так получилось, что действительно, Советский Союз тогдашний мог предложить только коммунистическую доктрину. И в 1964 году, то есть после победы, через 5 лет после победы революции уже была создана Коммунистическая партия, которая существует до сих пор.

То есть они же не хотели строить коммунизм изначально, они хотели какую-то альтернативу. И в той или иной форме вот эта альтернатива существует. На Кубе и во многих других движениях она в форме таких коммунистических идей, но на Кубе она добывала господствующее положение. Возьмем ту же самую теологию освобождения. Это та же самая католическая теология, некая, но только альтернативная. Это мистический социализм. В общем-то, Камило Торрес, когда теоретически пытался разработать это в университете Колумбия, (он, кстати, до сих пор очень популярен в национальном университете, хотя его 50 лет как нет уже в живых), то он просто пытался какую-то альтернативу предложить тому, что навязывают от северного соседа.

Такие идеи очень популярны в латиноамериканском обществе, и сейчас они выходят на поверхность. Более того, вот здесь был упомянут конец 90-х годов. Что же произошло? А то, что эти идеи начали побеждать традиционным образом, на выборах. Причем, они проникли в ту среду, которая вообще считалась противоположной. Ведь кто такой был Чавес? Чавес – это полковник даже не армии, а национальной гвардии. Это, в общем-то, традиционная сфера как раз ультраправых сил. И он сам там, в Штатах, проходил стажировку. Это опять же традиция, что как правило, военные – это правые. Вот интеллектуалы, вот в университетах – там левые.

Но, тем не менее, даже в эту сферу проникло альтернативное: «Мы хотим быть своей Америкой». Поэтому понятно, что естественные союзники – это те страны, где в той или иной форме эти идеи вышли на государственный уровень. Это не только Куба, Никарагуа и Венесуэла, но это, конечно, Эквадор и Боливия.

Что делать? Первое – это поддерживать наших естественных союзников. Содружество должно быть проектным. Но есть еще некоторые страны, которые достигают какого-то более высокого уровня. Вспомнить, конечно, Аргентину, которая и сто лет назад входила в десятку крупнейших экономик мира. Конечно, Мексика. Ну, к сожалению, Мексика, может быть, уже потеряна, потому что вошла в НАТО. И, конечно, это Бразилия. Я очень надеюсь, что Дилма все-таки устоит, что она не последует примеру Януковича. Но, какое бы правительство в Бразилии ни пришло, все равно эта страна будет стремиться стать центром силы южноамериканского континента. Время американских марионеток в таких странах, как Бразилия и Аргентина, прошло.

Фролов К.А. – глава Ассоциации православных экспертов, православный эксперт Изборского клуба:

– Здесь очень много говорится о цивилизационной альтернативе, идеологической альтернативе, которую должна выдвинуть Россия. И последний визит патриарха Кирилла в Латинскую Америку был акцией такого движения. Это прямое столкновение с Соединенными Штатами. Хочу привести в пример проповедь патриарха у статуи Христа-победителя в Рио-де-Жанейро, где Патриарх обрушился на Соединенные Штаты, обвинив их в политике дехристианизации. И, естественно, это встреча с братьями Кастро.

В таком поведении Патриарха есть и логика защиты православного русского мира, интересов России, и логика противостояния США, цивилизационного противостояния США, где Россия – Катехон, Третий Рим, носитель традиционных ценностей, а Обама со своей проповедью дехристианизации, ЛГБТ, делает Соединенные Штаты Соединенными Штатами антихриста. И это Патриарх пытался довести до миллионов латиноамериканцев в Бразилии, в Парагвае, на Кубе. В Парагвае он протянул мощный мост с русской эмиграцией, с эмигрантами генерала Беляева, теми самыми, которые спасли независимость Парагвая от Боливии.

В этом есть и серьезная логика самого богословского развития Патриарха Кирилла как личности. Дело в том, что его духовный отец, духовник митрополит Никодим Ротов, был автором православной теологии освобождения православного социализма и теории воцерковления СССР. Он понимал, что православие должно произрасти изнутри Советского Союза, и из недр исторической России преодолеть безбожие. И оно чуть не проросло уже после великой Победы, когда великий, новоканонизированный святой Серафим Соболев пытался воцерковить СССР и трансформировать его в православную Российскую империю. И митрополит Никодим, конечно, осуществлял тот самый синтез, о котором говорит Сергей Юрьевич Глазьев, неосоциалистических идей и византийских третьеримских идей по всей истории православного развития России как Третьего Рима и преемницы Византии, альтернативы Западу, нынешним Соединенным Штатам.

Многие левые патриоты в России совершенно недооценивают личность Патриарха Кирилла и то, что он делал в Латинской Америке. Патриарх Кирилл и митрополит Никодим – сторонники диалога с католиками против секулярного тоталитаризма и США, а не унии с католиками. А как еще вести диалог с католической Латинской Америкой?

Именно эта тема синтеза XX века и левого наследия с державным наследием и традиционным православным богословием, и даст импульс идеологического первенства России, идеи Третьего Рима, идеи развития в XXI веке, идеи сверхдержавы, крепко стоящей на своих великих традициях, которым больше, чем 100 лет, которые намного старше Соединенных Штатов Америки. Вот это будет подхвачено интеллектуальными кругами, в том числе и в Латинской Америке.

То, что было сделано Патриархом в феврале, должно получить свое мощное продолжение. Такой мощнейший импульс не должен заглохнуть. Это был реальный ответ на попытки США восстановить контроль над Латинской Америкой, эти попытки мы видим. Русско-византийский синтез позволяет нам возглавить это идеологическое лидерство, дать полноценную альтернативу Соединенным Штатам. И важно, и все, как говорится, карты у нас в руках, все шансы, все аргументы, чтобы к этому прийти. И патриарший визит должен быть подкреплен не только нашим круглым столом, а целым цунами цивилизационного диалога, цивилизационной русской альтернативы, России, Латинской Америки, Россия, БРИКС, и увенчан ею.

Шуванов С.А.

Я бы хотел добавить. Значит, мы должны говорить не только о визите, но и о встрече руководителей двух конфессий. Это очень ложится на тематику нашего круглого стола, придает ей совершенно новое качество. Это событие политического характера, которое может стать основой построения этого самого диалога на перспективу.

Я бы хотел сделать так небольшое дополнение по кубинской проблематике. Фидель был в молодости революционным демократом. Кубинский антиамериканизм базируется на двух исторических травмах. Первая травма – они себя освободили, разгромив очень неплохую колониальную испанскую армию, это последняя испанская колония. Американцы тут же взрывают на рейде Гаваны свой крейсер, и под этим предлогом громят испанский флот. Таким образом украли независимость Кубы.

Вот эта историческая травма. Она искала выход, а это передается на уровне подсознания. Я работал на Кубе, я это знаю. Вторая травма – это то, что американцы превратили Гавану в публичный дом. И кубинцы не хотят, чтобы их сестры, дети и женщины разделили эту судьбу. И добавилось третье. Из колоний кубинцев, которые обосновались в Штатах, благодаря мощной системе льгот и поддержки выросла крупная экономическая сила. Кубинцы не хотят, чтобы их скупили на корню. Вот эти три обстоятельства будут определять развитие событий на Кубе.

Батчиков С.А. – экономист, директор Центра проблем управления крупными социально-экономическими системами Международного научно-исследовательского института проблем управления:

– Несколько слов о себе. Я являюсь постоянным членом Изборского клуба с момента его создания. Всю свою сознательную жизнь в той или иной мере я занимался вопросами Латинской Америкой. В МГУ мне посчастливилось быть студентом основателя современной школы латиноамериканистики профессора Виктора Вацлавовича Вольского, в течение четверти века возглавлявшего Институт Латинской Америки. Удостоенный за свои яркие и глубокие работы о странах континента звания почетного доктора университетов Аргентины, Бразилии, Колумбии, Перу, Кубы, и ставший почетным членом множества национальных ассоциаций континента, Виктор Вацлавович заразил меня своей увлеченностью этим особым миром, этой особой самобытной цивилизацией, любовью и интересом к его культуре, философии, экономике. Во многих латиноамериканских странах мне пришлось после окончания университета жить и работать, а в начале девяностых я возглавлял Главное управление по торгово-экономическому сотрудничеству со странами Латинской Америки Министерства внешних экономических связей РФ.

К тому, что уже сказано ведущим и участниками нашего круглого стола не только о возможностях, но и о необходимости выстраивания более тесного взаимодействия между двумя особыми цивилизациями – русским миром и миром Латинской Америки, мне бы хотелось добавить несколько слов о том, почему возник интерес Изборского клуба к региону Латинской Америки и в какой области, помимо развития традиционных экономических связей, кроются огромные возможности сотрудничества России с этим регионом.

В свое время Изборский клуб создавался как центр конструирования будущего, которое, как говорил американский философ и футуролог Роберт Уилсон, существует сначала в воображении, затем в воле, и только потом – в реальности. Перед нами стоит задача спроектировать образ желаемого будущего, наполнить его смыслами для того, чтобы увлечь людей этим образом и на этой основе объединить их общим делом, которое позволит сделать желаемое будущее реальным. Этой задаче подчинена вся деятельность клуба, все его многочисленные публикации.

В каждой культуре образ будущего – это прежде всего чаяния народа. Выразить словами чаемый образ России непросто, но черты его можно собрать у выразителей главных смыслов нашей культуры. Как показывает опыт, чаяния народа не только задают вектор устремлений к идеалу, но и лежат в пространстве возможного. В образе будущего видны контуры реализуемой национальной программы. Он организует движение, служит той матрицей, которая соединяет все необходимые части проекта - слово, волю, дело.

Я убежден, что Россия переживет нынешний кризис и выйдет из него обновленной, с импульсом к новому витку развития. Но выздоровление и обновление могут произойти только на главном направлении того вектора исторического развития, который был отыскан русской культурой за последние пять веков. Миссию России лучше всего выражает многослойный смысл слова «держащий». При всех зигзагах и грехах реального пути русского бытия в нем билась одна мысль, вроде завета – надо «держать» мир от падения куда-то слишком низко. Нечасто образ этой «низости» был вполне ясен, еще реже было ясно, как можно «держать» мир. Но мысль об этом долге была системообразующей в русской культуре – и в этике, и в эстетике. В критические моменты она соединяла людей труднообъяснимыми связями.

Главное, в этом соединении была связка «разум-совесть». Их синергическое взаимодействие порождало активную систему «слова-воли-дела», которая в нашей земной жизни проносилась, как вихрь. Порыв духовной и материальной силы России, как он воплотился в Отечественных войнах и русской революции, всегда был соединен с поиском преображения. Преображения и самого себя, и мира – как контрнаступления на темную силу в самом себе и в мире. Во всех таких случаях в России возникало ощущение вселенского долга и мобилизовало все скрытые ресурсы. И всегда в первые ряды выходили люди с редким сочетанием качеств – совести и разума, застенчивости и взрывной силы.

Сейчас мы явно приближаемся к новой «битве цивилизаций», к той точке, в которой нужно «держать мир». Архитекторы нового мирового порядка стремятся к переустройству мира с ликвидацией национальных государства, к резкому сокращению населения Земли, к переделу природных ресурсов с помощью глобального рынка или прямого захвата. Они целенаправленно создают управляемый хаос, который сбрасывается в слабые части человечества. У нас перед глазами Ирак и Ливия, Украина и Сирия. Один из идеологов глобализма Жак Аттали прямо говорит о том, что произойдет опустошение, чистка от людей целых стран. С помощью хорошо отработанных технологий страны раскрывают как консервные банки и пожирают их содержимое. Все эти ужасы испытала на себе Россия в лихие девяностые, когда дорвавшийся до власти финансовый капитал фактически уничтожил национальное хозяйство, оставив лишь то, что нужно Западу и его прислужникам – добычу и транспорт энергии. Мощное давление архитекторов нового мирового порядка испытывает Россия и сегодня. Дабы не допустить возникновения очагов сопротивления идеологи нового мирового порядка пытаются избавить человечество от «химеры» совести, заглушить такие природные инстинкты как чувство человеческой солидарности и сострадания.

Однако людоедский проект нового мирового порядка начал сбоить. Сумели закрыться от него Китай и Индия, выскользнула из приготовленной для нее ловушки Россия. Постепенно во всем мире растет понимание необходимости организованного сопротивления чреватому апокалипсисом порядку.

В этой связи работа над образом желаемого будущего приобретает архиважное значение. Причем необходимо спроектировать не только образ желаемого будущего для своей страны, но и альтернативный проект взаимодействия цивилизаций, культур, народов и наций на основе принципов равноправия и гуманизма. На этом пути у России и Латинской Америки огромные возможности для сотрудничества, взаимопонимания и совместной работы.

Я бы хотел заметить, что латиноамериканскую цивилизацию часто рассматривают как производную от европейской, хотя это далеко не так. Учитель, а впоследствии сподвижник Боливара, Симон Родригес, писал вскоре после освобождения от колониального ига: «Сорвите с Европы блистательную вуаль, и вы увидите страшную картину ее нищеты, ее пороков. Совершенство частностей контрастирует с полной непригодностью целого. Моя мысль вам покажется дерзким парадоксом. Но что же, события докажут и уже доказывают эту бесспорную истину. Америка не должна рабски подражать. Америка должна создавать заново».

Говоря об Америке, он имел в виду Латинскую Америку, поскольку Северную Америку латиноамериканцы всегда так и называют – «North America». Для них America – это исключительно Латинская Америка. И именно она не должна рабски подражать, должна создавать новое будущее и генерировать новые смыслы.

Ему вторит мексиканский философ и основатель Центра латиноамериканских исследований Леопольдо Сеа, который в своих работах («Америка как сознание» (1953), «Америка в истории» (1957), «Американская философия как собственно философия» (1969), «Зависимость и освобождение латиноамериканской культуры» (1972), «Диалектика американского сознания» (1979), «Латинская Америка на перекрестке истории» (1981) и др.) провозгласил конец эпохи «европоцентризма» и подчеркнул особое значение национальной философии, обращенной к конкретному человеку и его миру. Он настаивает на том, что философы Латинской Америки должны знать европейскую философию, заимствовать из нее, но не копировать ее, поскольку европейские идеи приобретают в условиях латиноамериканской реальности иное содержание. Сеа стал одним из основоположников "философии латиноамериканской сущности", переформулировавшим ее в проект "философии освобождения", в основе которой, согласно его концепции, должна лежать философия истории, разрабатывающая специфический латиноамериканский опыт. Рефлексия над своими историческим прошлым поможет, по его мнению, преодолеть чуждое настоящее и выработать комплекс идей, соответствующих "латиноамериканской сущности" и могущих дать импульс новым социокультурным практикам (в дальнейшем — практикам освобождения), адекватным цивилизационной специфике Латинской Америки. Идеи Леопольдо Сеа разделяют ведущие советские и российские латиноамериканисты.

Экономические модели, которые создавались в Латинской Америке, это тоже поиск своего особого пути. Такие ведущие экономисты как Пребиш и Фуртадо в своих работах постоянно критиковали навязываемую США модель «метрополия-зависимая периферия» и предлагали новую модель развития Латинской Америки.

Все эти концептуальные работы создали в середине прошлого века совершенно особый цивилизационный образ Латинской Америки, основные черты которого сближают наши культуры. Я считаю, что необходимо поддержать усилия Института Латинской Америки в изучении этого особого региона и налаживанию постоянного взаимодействия с латиноамериканскими коллегами в виде круглых столов, семинаров и конференций по совместному проектированию будущего.

Определенный опыт совместной работы в этой области уже накоплен. Я бы хотел упомянуть в частности ежегодно проводимый в Гаване крупный международный форум по глобализации и развитию. Мне не раз приходилось выступать на этом форуме, в том числе вместе с членом Изборского клуба советником президента Сергеем Юрьевичем Глазьевым. На этих представительных форумах идет активное обсуждение альтернативного проекта взаимодействия цивилизаций, культур, народов и наций – интеграции на основе сотрудничества и гуманных принципов, которая должна стать альтернативой либеральной глобализации и триумфальному маршу денег.

Убежден, что углубление сотрудничества и обмен идеями на постоянной основе будут отвечать интересам и России, и Латинской Америки.

Розанов О.В.:

– Уважаемые коллеги, друзья (я надеюсь, что за три часа мы уже стали друзьями) нашего замечательного общения. Я хочу сказать всем большое спасибо за то, что вы сегодня пришли к нам в Изборский клуб, провели замечательный концептуальный круглый стол, и в очередной раз подтвердилась истина о том, что там, где собрались трое русских, начинается борьба за мир во всем мире. Мы периодически отвлекались от темы Латинской Америки, мы боролись за мир во всем мире, с глобальным доминированием англосаксонской цивилизации. Все это укладывается в парадигму Изборского клуба.

У нас получился замечательный круглый стол. Мы продолжим обсуждение темы Латинской Америки в этих стенах. Хочется сказать о том, что Россия и Латинская Америка – это очень похожие в своем ментальном развитии части света. Я думаю, что сегодня мы попытались найти какие-то ответы на волнующие нас вопросы, а то, что не успели сделать, продолжим в следующий раз.

Количество показов: 1194
Рейтинг:  3.56
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А. Проханов.
Новороссия, кровью умытая



О.Платонов.
Русский путь



А.Фурсов.
Вопросы борьбы в русской истории



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА






  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Русский Обозреватель  Аналитический веб-журнал Глобоскоп    Изборский клуб Нижний Новгород  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов

Счетчики:

џндекс.Њетрика    
         
^ Наверх